Banner

Technologies of Information Systems

Banner

Technologies of Information Systems
 Помощь      Поиск      Пользователи


 Страниц (1): [1]   

> Описание: Воспоминания от главного конструктора - Навозенко Григорий Никитович
Andrey_Ak
Отправлено: 15 Марта, 2021 - 13:19:48
Post Id



Администратор
Crazy Коллекционер


Покинул форум
Сообщений всего: 470
Дата рег-ции: Дек. 2011  
Откуда: Almaty, KZ
Репутация: 0
Карма 0



Сказал спасибо: 2
Поблагодарли: 16


                                                         ВОСПОМИНАНИЯ
      об истории создания ПЭВМ «Истра 4816» и событиях, связанных с этой историей
                            (в период с декабря 1986 по апрель 1990 года)


    Написать эти воспоминания призвали меня несколько совпавших по времени обстоятельств:
возраст, состояние здоровья, очередная печальная весть и встреча по этому случаю с
соратниками по работе, обещание написать (как бы от первого лица) историю создания
ПЭВМ «Истра 4816» потомкам и самому себе о своих коллегах и товарищах, вспомнить о том,
какими мы были тогда, что делали для страны и с каким самозабвением мы это делали.
А тут в процессе чистки забитой до предела почты, было обнаружено письмо-обращение
коллеги по форуму с просьбой о предоставлении любой информации об Истре 4816.
Ну вот, по прошествии энного количества лет отвечаю.

    На форуме, организованном Andrey_Ak, уже есть некоторая инфа о машине «Истра 4816»,
представленная по материалам Государственных испытаний. Я считаю, что представлять полный
объём такой информации особого смысла нет по той причине, что уверен в том, что даже с тем
далеко не полным объёмом такой информации, имеющейся в «инете», мало кто смог ознакомиться
в полном объёме, да ещё с каким-либо интересом.

    По этой причине мой настрой в основном сводится к тому, чтобы рассказать любителям
той дивной старины (34 года назад) не столько о технических или функциональных особенностях
машины, сколько об истории её создания и событиях, которые возле этой машины были в
процессе её создания.
    И ещё может быть, если хватит духа, кратко описать в общих чертах историю создания
электронных средств вооружений того периода времени на примере своего участия в таких
разработках, выделяя в особенности тот факт, что в распоряжении разработчиков электронных
средств вооружения того времени не было никаких ПЭВМ (сейчас невозможно себе такое представить).
    А основной особенностью вновь разрабатываемых электронных средств вооружений
развитых стран того периода было то, что в РЛС обнаружения наземных, воздушных и морских
объектов стали использовать сложные частотно-временные сигналы, обеспечивающие высокую
разрешающую способность обнаружения с одной стороны и повышенную скрытность от средств
разведки противника, с другой.

    Это тот период времени когда на смену ЗРК «Найк Аякс», «Найк Геркулес» и «ХОК»
стали поступать на вооружения США и НАТО новые комплексы ЗРК, сигналы электронных
средств управления которых (РЛС) с целью их обнаружения, классификации и идентификации
уже было невозможно осуществлять без очень сложных вычислительных процедур, да ещё к
тому же в реальном масштабе времени. ПЭВМ тогда ещё не было, а в вычислительных центрах
НИИ, где разрабатывалась такая электронная аппаратура, стояли УРАЛы, БЭСМ, МИНСК и
пр. мини ЭВМ.

    Ну и под конец, может быть, выскажу свою позицию и оценку тому, что при той
сложившейся на данном этапе в стране общественно-экономической формации
«НУЖНЫ ЛИ КОМУ НА РУСИ ВООБЩЕ ИННОВАЦИОННЫЕ РАЗРАБОТКИ», имея при этом
ввиду прежде всего разработки новых технологий, способных существенно изменить к
лучшему экономику страны. Могу это показать на примере разработок электронных средств
управления процессами в технологиях добычи, учёта, контроля и глубокой переработки
газовых и нефтяных энергетических ресурсов страны с целью повышения их КПД.
    При этом покажу на наших печальных примерах, что никакие инновации в РФ
в настоящее время никем не будут востребованы вообще. Подчеркну слово НИКЕМ- имея
при этом ввиду под этим словом в первую очередь власть и собственников добывающих и
перерабатывающих монополий, понимая при этом и то, что СТРАНЕ (в глубоком понимании
этого слова) инновационные разработки для экономики страны, как раз-то очень даже и
нужны. И опять же, имея при этом ввиду прежде всего то, что такие новации могут
существенно повысить качество жизни всего населения страны, снижая при этом
себестоимость этих, хорошо нам всем известных, энергоресурсов. Иными словами, живём
сейчас в период обострения коллизии общественно-экономических формаций, в которой
экономические интересы страны почти на 100% зависят от политических решений власти.
А от тебя, уважаемый разработчик, совершенно ничего не зависит. Даже если твои новации
оформлены в изобретениях, и комиссией ФИПС признаны лучшими в РФ. Ты (разработчик),
по сути, со своими новациями совершенно никому не нужен. Ниже по тексту приведу
несколько конкретных примеров (фактов).

    Я не буду изощряться в стилистике изложения, вот как думаю, говорю и умею,
так и буду писать. Поскольку глубоко сомневаюсь в том, что кому-то со стороны это будет
хоть самую малость интересно. Ну, если только тем, кто эту самую историю и творил. Короче
говоря, пишу для моих коллег, прошедших рядом со мной по этой самой истории. Чтобы не
заморачиваться в изящном представлении своей словесности, многое чего по тексту ранее
мной написанное на форуме «Зерно он Лайн» буду сюда нещадно копировать.
Так что, если „ЧО“ — не обессудьте.

    Ну и в качестве эпиграфа позволю себе написать бесконечно щемящие сердце
любому РУССКОМУ человеку бессмертные строки от А.С. Пушкина. Я, правда, при этом
не очень заморачиваю своё сознание тем, насколько такой эпиграф тут уместен. Скажу
так - мне эти строки бесконечно дороги - вот и написал.

      Два чувства дивно близки нам —
      В них обретает сердце пищу:
      Любовь к родному пепелищу,
      Любовь к отеческим гробам.


    Я, НАВОЗЕНКО Григорий Никитович, был руководителем работ по разработке
и постановке на производство на Курском ПО «Счётмаш» ПЭВМ «Истра 4816». Вначале о
том, почему она так называется. Такое название машине дал лично я, как главный
конструктор этой машины, руководитель темы и как руководитель работ по этой теме.
Короче говоря, всё в одном лице. Получается как сейчас модно говорить - «три в одном».
В СССР такая практика совмещения должностей была очень даже распространена.
B какой-то степени в таком совмещении была глубокая логика, поскольку было с кого
спросить и было кому отвечать за итоги работы. Не на кого было сваливать неудачи.
Ну, а на полученные положительные результаты героев в нашей стране во все времена
было предостаточно.
    В начале работ по машине, когда уже были сформированы структурные
единицы отдела (сектора, группы, бюро) и назначены ответственные руководители по
направлениям работ, я попросил членов нашего коллектива сделать свои предложения
по названию машины, оговорив при этом некоторые условия, смысл которых сводился
к тому, чтобы название машины отражало её основное назначение, функциональные
и технические особенности. Ну, естественно, какую-то особую её причастность к месту
происхождения, имея в виду Курск. Названий было много, разных, интересных и не очень,
красивых и тоже не очень. Привязки были и к «Курской дуге», рекам и к самому Курску
и даже к Курской магнитной аномалии, и пр. Издёвок по этой аномалии было — целый «мешок».
    Короче, когда я поехал с проектом ТЗ на согласование к нашему основному
заказчику, в просторечии — «ГосКомПечать», машина просто называлась
«Многопроцессорная ПЭВМ». А когда представлял ТЗ на утверждение, то машина уже
имела название «Истра 4816». Такое название ей было присвоено по следующим
соображениям и основаниям. Дело в том, что к моменту начала работы по этой теме был
введён в действие ГОСТ 27201-87 «Машины вычислительные, электронные, персональные.
Типы, основные параметры, общие технические требования».
Исходные требования этого
ГОСТа и были положены в основу нашей машины. О проблемах ввода в действие этого ГОСТа,
а также о процессах его «эволюции» в СССР ниже по тексту расскажу подробно, поскольку
в то время ни одна разрабатываемая в СССР ПЭВМ этому ГОСТу не соответствовала, и без
освоения новых перспективных материалов и прогрессивных технологий не могла
соответствовать. Это в конечном итоге хорошо стало видно по итогам разработки
ПЭВМ «Искра 1030», ЕС 1840, ЕС 1841, ЕС 1842 в сравнении и сопоставлении с ПЭВМ «Истра 4816».

    Согласно исходной версии этого ГОСТа (до ввода Изм. №1) требования, предъявляемые
к «Истре 4816», должны отвечать предъявляемым к классу профессиональных машин ПМ4, в
основе которого используются либо 8-, либо 16- разрядный процессор. А в редакции с Изм. №1
либо 16-, либо 32-разрядный процессор. А поскольку в многопроцессорной архитектуре
предлагаемой нами машины использовалось два основных процессора, 8- и 16-разрядные,
то эта особенность машины, по моему мнению, должна быть отражена в названии.

    Вообще-то использование 8-разрядного процессора в нашей машине было заложено в ТЗ
по требованию основного заказчика, поскольку в то время некоторые издательства, входившие
в структуру «ГосКомПечати» уже использовали наработки на программном обеспечении для
8-разрядных машин, например, на ГДРовских «Robotron 1715» (на 8-разрядном процессоре
аналоге Zilog Z80), а позже была ещё «Robotron CM1910» - уже на копии (а может быть и
не на копии) 16-разрядного Intel 8086. Ещё на этапе выбора организации архитектуры будущей
машины (Истры 4816) мы по запросу через посольство ГДР получили для анализа образец этой
«СМ 1910». «Аппарат», я вам доложу, «будь здоров». Всё добротно, дебильно прочно, можно
было бы бросать на булыжную мостовую с пятого этажа — не разобьёшь. Только один модуль
процессора весил около 18 кг!!! Видимо наши ГОСТы на их разработки не распространялись.
Правда, нам потом пояснили, что (якобы с целью информационной защиты от злого умысла) во
многих посольствах используют защищённые конструкции машин от излучения. Может быть?
Не знаю.
    Короче 4-ка в наборе цифр названия машины — это класс машины ПМ4 по ГОСТ27201-87
профессионального назначения. А 8 и 16 - это разрядность основных процессоров, которые
(опять же по этому ГОСТу в исходной версии) должны использоваться в этом классе машин.
А в новой редакции этого ГОСТа (см. Изм.1, мотивы, которые «родились» прямо в процессе
проведения госиспытаний ПЭВМ «ЕС 1842», под угрозой не принятия этой машины комиссией)
разрядность основных процессоров была заменена на 16 и 32. По сути своей Изм.1 в этом
ГОСТе вовсе никакие не изменения, а совершенно новая редакция исходной версии этого ГОСТ,
по которой (скажу с некоторой долей сарказма) разработчикам дозволялось выпускать всё то,
что у них (разработчиков) в данный момент есть, и то, на что они способны сейчас разработать.
    Чуть позже по таким же основаниям была названа машина «Истра 51632»,
поскольку опять же идеология архитектуры этой машины была представлена теми же авторами,
что и идеология машины «Истра 4816» - Воробъёвым А.Д., Кнеллером Э.Г. и Пацем В.Б.
    Именно с учётом этих обстоятельств слово Истра в названии ПЭВМ было введено лично
мной в знак признательности и глубочайшего уважения к идеологам концепции построения
многопроцессорной архитектуры (проживающих в славном г. Истра) в условиях не полной
аппаратной совместимости основных элементов (БИС) отечественной элементной базы,
используемых в архитектуре машины на базисе общих требований о полной программной
совместимости с уже выпускаемыми ПЭВМ концепции IBM PC XT и AT.

    И вот тут-то считаю, что надо обязательно приоткрыть суть о нескольких пикантных
ситуациях, возникших в историях разработок в СССР ПЭВМ класса ПМ4 и ПМ5. Дело в том, что
изначально разрабатываемые машины этого класса, в т.ч. «ЕС 1842» и уж тем более «Искра 1030»,
«ЕС 1840» и «ЕС 1841» ГОСТ 27201-87 не соответствовали и в принципе не могли соответствовать
этому ГОСТу. И по этой причине ГОССТАНДАРТ вынужден был уже в процессе проведения
приёмочных испытаний машины «ЕС 1842» менять ГОСТовские требования. Причём менять с
удивительными вывертами, общая суть которых сводилась к тому, что если в исходной версии
ГОСТа требования, предъявляемые к профессиональному классу машин ПМ4 и ПМ5, были
чрезмерно жёсткими, и нам, разработчикам, изначально казались недостижимыми, то уже
перед самым началом приёмочных испытаний разработанных машин («Искра 1030»
и «ЕС 1842») возникли противоречия непреодолимой силы, которые без компромисса между
требованиями ГОСТа и полученным, в конечном итоге, «результатом», да ещё, к тому же,
на фоне положительного примера разработки («Истра 4816»), разрешить было невозможно.
    Иными словами в процессе сопоставления технических и функциональных
характеристик разработанных машин возникла коллизия двух фактов.
Первый факт - «Истра 4816» по своим техническим характеристикам и функциональным
возможностям полностью перекрывает требования ГОСТа, и второй факт - «ЕС 1842»
по нескольким основным исходным требованиям ГОСТу не соответствовала. Хотя внешне,
например, сведённые в таблицу сравнительные характеристики выпускаемых в СССР и
странах Содружества ПЭВМ профессионального назначения того периода времени были
очень близки: http://tis.kz/photos/istra/list_pers_evm.htm
Посмотрите и сравните технический и функциональный потенциалы «Истры» в сравнении с
возможностями других машин этого класса (того времени)!!! При этом (например) контролеры
НГМД и НМД «Истры 4816» обеспечивали работу машины со всеми типами выпускаемых в тот
период времени накопителями и носителями информации. Причём конструкция машины
позволяла использовать любую конфигурацию накопителей НМД и НГМД во всех возможных
вариантах и при этом ещё «Истра 4816» в максимальной своей конфигурации ГОСТу
соответствовала полностью. Однако, об этом, как это уже и обещал, подробно опишу ниже.

    В самом начале своих воспоминаний об истории создания ПЭВМ «Истра 4816» я
хочу поблагодарить всех тех, кто своим трудом создал сайты или просто написал на
каком-либо форуме своё мнение или суждение о нашей машине «Истра 4816».
И не важно какое. Главное, чтобы эта информация соответствовала истине.
    Tакже считаю, что мне следует, наверное, извиниться и предупредить
читателя о том, что по прошествии тридцати четырёх лет бурного перестроечного периода
страны и тех масштабных изменений в жизни каждого из нас, которые один за одним
наслаивались друг на друга, как тот смытый с распаханных полей ил в бурно текущую
реку, затягивая собой донные родники, так и в нашей памяти важные моменты и детали
нашей жизни (да ещё с неминуемыми в таких ситуациях переоценками этих жизненных
этапов), будет, наверное, очень трудно в своих сегодняшних воспоминаниях давать
СПРАВЕДЛИВУЮ оценку нашей работе того периода времени, поскольку вольно или
невольно в сознании многих коллег по совместной работе всё равно она (работа) будет
соотноситься к нынешнему времени с негативом к последнему.

И в противовес этому наверняка у читателей, родившихся уже в другой эпохе и познавших
прелесть высокоразвитых технологий в индустрии ПЭВМ, мерки, которыми они будут измерять
качество наших отечественных технологий в производстве ПЭВМ того периода времени,
естественно, будут казаться для них несоразмерными. Особенно для читателей с отсутствием
осязания своей личной причастности к историческому прошлому. Как будто бы они сами по
себе, а родители и деды их, тут как бы и не причём. Причём! И ещё как!

    При этом, конечно же, я буду исходить из того, что по прошествии такого
большого, но очень бурного и трагичного для огромной массы народов СССР перестроечного
периода, некоторые мои воспоминания могут оказаться не совсем точны, а некоторые,
проходящие через меня лично, «политические» события и интриги, связанные с разработкой
этой ПЭВМ, могут носить характер преданий, на которых трудно основываться, не рискуя
исказить ИСТИНУ.

    И в связи с этим, для того, чтобы мои оценки и доводы по ним были достоверными
и убедительными, вынужден свою позицию в оценках нашей работы во-первых: излагать
достаточно подробно по той причине, что недостаточная по объёму информация или отсутствие
аргументированной конкретики у любого мало-мальски начитанного «эксперта» вызовет
раздражение (впрочем, и избыточность – тоже) и во-вторых: уровень восприятия, анализа
и, соответственно, выводов у каждого читателя свой и очень контрастный. И, как правило,
чем меньше знаний и доводов — тем контрастнее суждения, радикальнее выводы и оценки.
    И ещё, текст своего опуса я НЕ буду выстраивать в хронологической
последовательности, поскольку такое изложение исторических событий предполагает
«сухое» безэмоциональное изложение фактуры и исключает живое общение с читателем,
и, к тому же, такое изложение предопределяет 100%-ную веру написанному. А я, как только
что писал, не есть ИСТИНА. Это моё изложение, требующее документальных подтверждений.
Поэтому ещё раз извиняюсь за возможные повторы в тексте уже ранее описанных событий
или какие-либо временные не стыковки.
    По этой причине, с целью поддержки достоверности своих воспоминаний, вынужден
буду по возможности представлять вам, уважаемый читатель, некоторые первоисточники из
своего архива. Если, конечно, их найду и организую на них ссылки. Хотя в инете, в том числе
и на этом форуме, благодаря стараниям Andrey_Ak представлены первоисточники из книги
ГОСУДАРСТВЕННЫХ испытаний этой машины. Подчёркиваю, КНИГИ! На 95 листах!
И ещё, некоторые пояснения и личные оценки событиям «давно минувших дней» я всё-таки
дам, поскольку с позиции прожитых мной лет они для меня были и остаются абсолютно
точными и являются для меня ИСТИНОЙ даже по прошествии стольких лет.

    Почему я так щепетильно подхожу к своим воспоминаниям? Отвечу по пунктам:

1.     Когда мы начинали разработку этой машины, средний возраст разработчиков
был близок к 25 годам. А ведущим специалистам, приглашённым в СКБ ПС Курского ПО
«Счётмаш» из т.н. ПЕНТАГОНА- под 35. Сейчас многим под 60, а некоторым под и за 70.
Мы, разработчики этой машины, волею судьбы разбросанные по краям и весям бывшего
СССР, чаще стали встречаться на похоронах, чем в обыденной сутолоке жизни. К 30-летней
дате нашей совместной работы, созвонились, соорганизовались и встретились коллективно.
Нет нужды говорить, что встреча была очень радостной и тёплой. Конечно, мы ОЧЕНЬ
постарели. И очень сильно нас всех огорчает то, что уже нескольких ведущих разработчиков
среди нас не было. Мы всех их стоя поимённо помянули. И, опять же, нет нужды много говорить
о том, как нам всем больно, когда встречаешь в различных публикациях категоричные суждения
и оценки о машине как таковой, либо с исковерканными представлениями об истории создания
машины, либо вообще с полным отсутствием этого представления. При этом, когда категоричные
суждения и оценки о ней (машине) делаются на основе каких-то внутренних своих мерок,
полученных по опыту работы с паяльником где-нибудь в кладовке или на кухне, изображая
при этом себя великим знатоком и «экспертом» - то кого-то такие оценки, наверное, умиляют,
кого-то — раздражают, а нас (разработчиков) возмущают и обижают (старость — однако!).
    Скажу из жизненной практики общения с такими «экспертами», что если такой
«эксперт» ещё сумел написать несколько строчек программы на Assembler к своему творению
на каком-либо МК, то тут амбиции на право знатока, как правило, вообще зашкаливают.
Нет, нет, нет, Боже упаси, я ни в коем случае не отметаю напрочь уровень знаний, компетенцию
и тем более полезность СПРАВЕДЛИВОЙ КОНКРЕТНОЙ критики по существу, соотнесённой к
конкретной вещи (работе) как таковой. Более того (искренне говорю), я очень благодарен и
испытываю глубочайшее уважение к ребятам, которые в те далёкие 90-е годы прошлого столетия
приезжали к нам в Курск на консультации для того, чтобы познать особенности машины с целью
возможности использования её, чтобы сотворить для нашего общества такое — эдакое очень
важное и нужное. Например — использовать машину в технологиях исследования и лечения
рака молочной железы. Удивительнейшая и интереснейшая история. Но не наша.
Или как мы, вскоре после начала распада СССР, а вместе с ним и ПО «Счётмаш», создали
своё предприятие ООО «Биологически активные медицинские препараты («БАМП») и, по
инициативе (в то время) заведующего кафедрой акушерства и гинекологии Кубанского
медицинского института (позже - университета) и одновременно руководителя Регионального
Центра перинатальной диагностики ЕРМОШЕНКО Бориса Григорьевича, на базе машин
«Истры 4816» изготовили 10 АРМ по анализу крови для пациентов роддомов Кубанских
станиц, и на этой основе и набранной статистике, приступили к разработке АРМ под названием
«Автоматизированная система исследования свёртываемости крови «АСИСК»». Ниже (в самом
конце) расскажу об этой работе подробно, и что из этого в конечном итоге получилось.
Это чрезвычайно интересная и поучительная история, связанная с всплеском рождения
на Кубани детей с правосторонним уродством конечностей. У меня и моих коллег по этой
работе об этой истории есть интересный материал. И, опять же при условии, если вам,
уважаемый читатель, будет это интересно, и если мне это всё не надоест (имею в виду -
ворошить замшелые бумаги и свою память). Ну так вот, для того, чтобы понять причины
рождения таких детей, нужно было, во-первых, набрать и проанализировать ту огромную
выборку результатов анализа крови родителей и, в первую очередь, матерей и беременных
женщин (в несколько тысяч таких анализов), систематизировать и идентифицировать их по
определённым весьма специфичным признакам и на основе словесных логических выводов
специалистов ( врачей гематологов и др.), по этим анализам разработать программный продукт,
с помощью которого такие выводы должна была бы делать некая разработанная нами
(ООО «БАМП») «железяка» под названием «Автоматизированная система исследования
свёртываемости крови «АСИСК». И вот такой программный продукт в 1990 году взялась
разрабатывать инициативная группа студентов медиков и студентов технического вуза
г. Краснодара под общим руководством и патронажем Б.Г. Ермошенко. И такое ПРО было
разработано! А что мы в результате этого получили, опишу, как и обещал, ниже.

    Однако, когда негативные суждения и оценки о машине даются не только на
конкретный продукт, но и переносятся на всё общество в целом, да ещё с вызывающе
оскорбительно-брезгливым оттенком, соотнося свою оценку к уровню производства высоко
развитых в технологическом плане стран, которые в то историческое время объективно
существенно превосходили технологии СССР, а вся экономика СССР была полностью заточена
на оборону и только что перестала выпускать танки, пушки, которые по сути своей собирались
чуть-ли не вручную всей страной, не принимая во внимание того, что если та же
Великая Отечественная для большинства отраслей экономики СССР была разрушительной, хотя
бы потому, что она просто не могла надлежащими темпами развиваться (например, электроника),
то для той же Америки, которая СССР очень и очень помогала (см. ленд-лиз), эта война была
созидательной. Поскольку она (война) позволила США многие отрасли создать заново и
обогатить их новым научным и технологическим сопровождением. А Россия (преемница долгов СССР)
полностью рассчиталась с США по долгам ленд-лиза только лишь в 2006 году !!!
    Выше написанный абзац - вовсе не в оправдание технологического отставания страны
в области создания СВТ, а к тому, что критикам разработчиков в их отсталости, даже можно,
наверное, сказать, в некоторой убогости в каких-то областях научного и технологического
прогресса прежде всего следует отнести эту оценку и критику к самому себе, к своему
отцу, деду. Приведи пример, что Ты (критик) лично (или твой отец) сделал или мог сделать
такое-эдакое для своей страны, что превосходило бы по своим характеристикам хотя бы
давно забытый историей моб. телефон, например вот такой, фирмы Motorola:

И это уже в начале 1973 года, да ещё и в серийном исполнении? И тогда Ты, может быть,
поймёшь, что человек, только что пришедший с войны, «поставивший в угол ружьё» и,
взявшись за соху, мог сделать только то, что он и делал. И среди этих ВЕЛИКИХ его дел
того времени - это то, что он (Твой и мой отец) родил, выкормил, вырастил, выучил Тебя,
меня, чтобы я и Ты вот это самое и смогли сделать. И на это у него (Твоего или моего отца)
ушло, как минимум, 25 лет. Вот по прошествии этого срока мы, родившиеся в период с 40-х
по 60 -е годы прошлого века, по прошествии этих 25 лет смогли сделать то, о чём и пишу
в своих воспоминаниях.
    Для справки. Просто так, на всякий случай. По ходу вспомнил, решил написать.
В нашем селе (п. Зелёный, Зелёновского р-на Уральской обл., сейчас - Казахстан) детей,
поступивших в первый класс в 1952 году (1945 г.р.), было всего 5 человек. А в 1953 году
детей 1946 года рождения было два класса по 35 человек. Мужики с фронта пришли.
И ещё! После Гражданской войны, перед ВОВ в посёлке насчитывалось 640 дворов.
Население — 1840 человек. Репрессированных (из Книги СКОРБИ) в период с 1930 по 1937
год было 24 человека. Четыре человека были расстреляны. Все были реабилитированы.
Часть в 1957, другая в 1989 году. С войны (из Книги Памяти) не вернулось 111 человек.
Из них 53 человека погибло в бою. Умерло от ран 13 человек. Умерло в плену — 2 человека.
Без вести пропали - 43 человека. А вот теперь - моя личная оценка работам того времени.
Специалистов высочайшего уровня знания в области создания СВТ в СССР в 70-х и 80-х
годах было очень много. Причём, в своей основной массе - доморощенные самоучки,
поскольку из специалистов, чуть старших моего поколения (до 1945 года рождения),
получивших образование в вузах СССР, мало кто знал, как работает транзистор.
В те времена СВТ создавались в основном ещё на лампах. Работали в основном на «оборонку».
Я имел счастье некоторых из них знать, общаться, учиться, учить, вместе работать, спорить и дружить.

    Прогресс в освоении производства СВТ в то время (в 70 - 80-х годах), конечно же,
в своей основе вначале базировался на копировании (с разрешения разработчика!) элементной
базы ТТЛ серий SN54.../…, SN74.../… малой и средней степени интеграции, разработанной фирмой
Texas Instruments, а позже и на копировании (с разрешения и без…) БИС других известных фирм.
Особый успех в освоении этой технологии был достигнут (из памяти) Воронежским Заводом
Полупроводниковых Приборов (ВЗПП). Вторым по объёмам производства ИС малой и средней
степени интеграции был Минский «Интеграл», который позже «покушался» на копирование БИС
типа i8086. Ну и Киевский «Кристалл». Вообще-то, на Украине было несколько крупных центров
производства интегральной элементной базы и ВТ на этой основе. Были ещё организованы
производства на Ленинградской «Светлане» и в Новосибирске.
Фирмы, мировые флагманы таких технологий знали о том, что СССР грубо передирает (копирует)
их разработки, но относились к этому с высокой степенью снисходительности, поскольку полагались
на то, что, во-первых, наше отставание в этих отраслях — бесконечно, а технологии не
конкурентоспособны, а во-вторых (и это главное), что такое копирование ИС и разработка на этих
ИС СВТ неизбежно приведёт СССР к тому, что он (СССР) вынужден будет в последующем закупать
БИС высокой степени интеграции у этих фирм. Кроме того, в-третьих, вольно или невольно
налаживались производственные и коммерческие связи и отношения, а в-четвёртых, на фоне
конкуренции многочисленных фирм, освоивших технологии по созданию различных функциональных
наборов (комплектов) ИС, было чрезвычайно важно иметь мощный рынок сбыта. Именно по этой
причине (я так думаю, поскольку уже значительно позже, имел возможность с некоторыми
представителями подобных фирм открыто беседовать по этой теме в Минприборе на переговорах)
в отношении СССР не применялись никакие юридические санкции по факту масштабного пиратства.
Аналогичная ситуация была и с использованием ПРО. Я в журнале «МИР ПК» №2 за 1990 год (стр.55)
под впечатлением от общения с коллегами на эту тему на международном симпозиуме INFO 89 в
Минске написал небольшую статейку «Об этике и авторском праве».
    Такому «великодушному», или точнее сказать «снисходительному» отношению ещё
способствовало само общество, которое в своей основной массе, в то время, ещё не было готово к
восприятию того, что СВТ для него - благо. А уж в СССР и тем более.

    Конечно же, были и полностью свои, отечественные разработки, которые в своей
основе выполнялись «на коленках». Именно на таких разработках простые инженеры стали
специалистами высочайшего уровня знаний, в том числе и в понимании того, что и как нам
(стране) надо делать, чтобы хоть как-то приблизиться в технологиях к мировому уровню.
Нижайший поклон и уважуха этим великим труженикам, которые не считались с полным
отсутствием своего личного и семейного благополучия, вытягивали страну под названием СССР
из пропасти технологического отставания в освоении микромира для блага своего народа.
Заметьте, уважаемый читатель, от технологий производства танков и пушек, сразу к
технологиям освоения микромира! Я всегда с восхищением и благодарностью относился и
отношусь к специалистам и предприятиям того времени, которые занимались разработкой
и освоением технологии серийного производства ИС. Например, к Воронежским предприятиям,
которые выпускали ИС малой и средней степени интеграции с военной приёмкой.
Они (ИС) до безумия были надёжными. Чего только мы на них не делали для оборонки,
обеспечивая работу в широчайших диапазонах экстремальных условий.

    К чему я об этом? А к тому, что в 70-х годах в СССР был мощнейший технологический
всплеск в производстве ИС. Поверьте, уважаемый читатель, что для нас, оставшихся в живых
членов коллектива разработчиков ПЭВМ «Истра 4816», пока ещё осознающих своё место и своё
нынешнее состояние в этом обществе, считаем важным донести вам одно чрезвычайно важное
обстоятельство — народ страны (читай СССР) вполне мог осилить производство и поддержать
развитие ЭВМ, достойных мирового признания. Но к тому времени ВЕРНЫЕ ЛЕНИНЦЫ довели
экономику страны до того, что этому народу попросту нечего было ЖРАТЬ. Подавляющей массе
народа СССР было не до ПК.

    Вот написал абзац и в памяти возникло несколько бытовых картин того времени.
Типичная картина - зима, суббота, мороз, иногда с ветром. Шесть часов утра, темень. Толпа
народа с бидончиками стоит в очереди, прижавшись друг к другу, вдоль стены за молоком,
которое должны привести в молочной бочке из колхоза примерно к 7-8 часам утра. Молоко
наполовину замёрзшее. «Молочница», одетая в валенки и три шубы, давала «на руки» по 3 л,
чтобы можно было охватить (читай осчастливить) больше народу. И это на целую неделю и,
в основном, для детей. Едем из командировки из Ленинграда на побывку домой в Курск 31
декабря 1973 года. 10 человек. Счастливые-пресчастливые. Вчера, 30 декабря, сдали военной
приемке два комплекса из первой серии станции дальней радиотехнической разведки.
Руководство завода в знак уважения и благодарности (к нам, авторам и ведущим разработчикам)
помогло закупить билеты на поезд в купейном вагоне. Билет в купейном до Курска стоил 8 руб.
В плацкартном - 6. В общем - 4. Помогли организовать закупку жуткого дефицита для Курска:
целый короб яиц, по 2 лотка на человека (в лотке - 30 шт. яиц) и по целой котелке «Докторской»
колбасы. Утром 31-го подъезжаем к Курску, читаем на коробе этикетку «Произведено»:
Курская область, Щигровский р-н, Птицефабрика «Зелёная роща».

    Многим производственным коллективам помогали профсоюзы, организовывая т.н.
экскурсии в более обеспеченные продовольствием города. Для нас, курян, ближайшими
такими городами были Белгород и Харьков. Вся т. н. ЭКСКУРСИЯ сводилась к тому, чтобы
накупить для семьи и своих друзей на какое-то время жратуху.
    И это всё при том, что каждую весну и осень партия и правительство великой державы
мобилизовывали весь рабочий городской народ на село для борьбы с сорняками на полях ЦЧО
при выращивании сахарной свеклы. В Курской области было 6 или даже 8 сахарных заводов.
Иными словами, сахарная свёкла была одной из основных с/х культур. На предприятиях
города, в лучшем случае, оставляли только рабочих «делать» план. Поскольку план - это
закон и его никто не отменял. Весь городской подвижной транспорт тоже мобилизовывался
на эту эпопею. Маленьким предприятиям и коллективам свекловичные участки нарезали близ
города, чтобы людей можно было вечером привезти домой. А рабочих крупных предприятий
отправляли подальше от города. Мы туда выезжали с палатками и домашней утварью, чтобы
можно было приготовить жратуху. Нам, счётмашевцам, на каждого работника нарезали по 1 га.
Как правило, этот га мы пропалывали за 7-8 дней. Это примерно 15 соток в день. Это очень
большая нагрузка. Некоторые не выдерживали, бросали работу. Потом все оставшиеся гурьбой
допалывали брошенные участки. Вначале всё это было бесплатно. Потом в конце года стали
«давать» по нескольку кг сахара. А некоторым и какие-то деньги. А председателям колхозов
присваивали звание Героев Социалистического Труда.
    Вот, вспомнил, однажды морозы наступили очень рано и вся свекла сильно замёрзла в земле.
И вот опять ПАРТИЯ подняла городской народ на спасение урожая. Народ ТОПОРАМИ, ЛОМАМИ,
КИРКАМИ выдалбливал свеклу из земли. Простуда была 100%, поскольку все были одеты и
обуты в простенькую «городскую» одежонку и обувь, совершенно не предназначенную для
таких условий. В это трудно поверить, но это ПРАВДА!
Однако, извините, кажется, я отвлёкся от основной темы.






    (С) Навозенко Григорий Никитович 2021 г.


-----
WEB: http://www.tis.kz ICQ: 345-005-908 Mail: ak_kislov@mail.ru Fido: 2:5083/1 Radio: UN7GKQ
 
 Top
Сказали спасибо:
Andrey_Ak
Отправлено: 16 Марта, 2021 - 06:11:08
Post Id



Администратор
Crazy Коллекционер


Покинул форум
Сообщений всего: 470
Дата рег-ции: Дек. 2011  
Откуда: Almaty, KZ
Репутация: 0
Карма 0



Сказал спасибо: 2
Поблагодарли: 16


2.     Совершенно нет поимённой информации о том, кто и как разработал эту машину.
И даже почему она так называется — «Истра 4816». Участниками встречи с глубокой обидой
было высказано много нареканий на несправедливые оценки в публикациях в адрес
специалистов СКБ ПС ПО «Счётмаш», которые, якобы, не знали даже как работает МП
КР580ВМ80 и что, якобы, была какая-то документация на машину, которую нам передали,
а мы её осваивали пять лет. Никакой документации на машину не было ВООБЩЕ. Ни-ка-кой!
Была отличная идея, принадлежащая работникам ОВНИИЭМ (г.Истра) в соавторстве Воробъёва
А.Д., Кнеллера Э.Г. и Паца В.Б. с совершенно безуспешными попытками (на протяжении трёх
лет!!) в её создании. Пока за эту идею (в самом конце 1986 года) не взялись МЫ — сотрудники
Специализированного Конструкторского Бюро Программоуправляемых Средств ПО «Счётмаш».
В просторечии — СКБ ПС. Ниже вашему вниманию, уважаемый читатель, представлены сканы
этого изобретения. Почитайте, пожалуйста, как очень просто, можно даже сказать — изящно,
изложено. Подчеркну — как бы!
При этом прошу вас обратить внимание на два очень важных (по моему мнению) обстоятельства.
Первое, авторами в качестве прототипов к предлагаемому изобретению были выбраны
архитектуры ПЭВМ фирмы DEC! Поскольку в то время ПЭВМ IBM PC-XT и AT ещё не находились
в зоне мировой доминанты. И разработчикам того времени ещё не было понятно, какую
архитектуру машины из того что есть, оглобли технологического прогресса мировой индустрии
ПЭВМ выберут и выведут в качестве господствующей. И, второе, в тексте описания работы и
формулы изобретения описан алгоритм работы центрального узла схемы, являющегося основной
изюминкой ПЭВМ «Истра 4816», который, конкретно в нашей разработке, назывался
— АРБИТР ПОЛЯ ПАМЯТИ. О нём далее в тексте более подробно.



    В тот период т.н. перестройки, когда страна разваливалась на наших глазах, а понимания
и осязания того, куда этот процесс нашу любимую страну в конечном итоге приведёт, не было, и
экономические связи между ведомствами и предприятиями (из-за хаоса в головах руководителей
страны) были полностью разорваны, СОЗДАТЬ машину (ПЭВМ) на голой инициативе нескольких
человек, даже очень одарённых, с витиеватым представлением о BIOS-е под эту архитектуру и
о том, с какой ОС множество процессоров должно одновременно работать — было совершенно
немыслимо. Поскольку под словом СОЗДАТЬ следует понимать физическое наличие этой машины
да ещё в серийном производстве, а не какое-то виртуальное представление о ней. Даже если это
представление, ай да супер! Привлечённые к этой работе одним из идеологов такой машины
(Э.Г. Кнеллером ) специалисты (Надольский Н.А. и Прайдаков Э.М.) к моменту нашего
(Счётмашевкого) вхождения в работу (после трёх лет мучений с ней!!!) от работы «отошли».
Говоря обыденным языком, работа была «брошена». Пусть они сами расскажут, почему? Слава Богу,
живы и здоровы. И по этой причине идея создания многопроцессорной машины на отечественной
элементной базе на коленках мизерной группы специалистов (пусть даже очень одарённых) в тот
период времени оставалась точно такой же идеей, как и идея барона Мюнхгаузена прокопать
Землю насквозь и повесить верёвочную лестницу на Луну.

    Вот в подтверждение сказанного, привожу ссылку на фотографию о состоянии т.н.
«машины» после того, как мы (сотрудники СКБ ПС Курского ПО «Счётмаш») в составе
Павлюченкова Н.П., Зильбильберга И.С., Данилова В.Ф., Чугунова А.А., Бронштейен Е. и
Нечаевой Н.М. на протяжении 4-х месяцев, вахтовым методом (с августа по декабрь 1986 года)
ездили в г. Истру и смогли запустить и отладить работу всего лишь одного ПЕРИФЕРИЙНОГО
процессора. Посмотрите, что осталось от исходной схемы. Как говорят в таких случаях: «Живого
места не осталось». Ничего вообще. И вот о таком состоянии (не до конца сформулированной и
раскрытой на практике сырой идеи) Прайдаков в своих опусах называет «ДОКУМЕНТАЦИЕЙ на
МАШИНУ «Истра 4816», которую, якобы, они (непонятно кто?) ПЕРЕДАЛИ НА «Счетмаш», а мы
её ОСВАИВАЛИ В ПРОИЗВОДСТВО на протяжении 5 лет!



3.     На этой встрече (по случаю 30-летия нашей совместной работы над ПЭВМ
«Истра 4816») ко мне, как бывшему руководителю работы по созданию этой машины, с надеждой
были обращены просьбы участников встречи каким-то образом рассказать обществу, кто и как
на самом деле разрабатывал эту машину. Для многих из нас это очень важно, особенно тогда,
когда мы, разработчики, ещё (слава Богу) способны осознавать то неизбежное, что нас всех
ожидает, это когда «дрова в камине становятся золой», и в связи с этим почему-то очень хочется,
чтобы совсем молодое поколение, оставшееся после нас, знало то, что страна (под названием СССР),
в том числе и мы, какая-то микроскопическая частица этой страны, были не совсем плохими
«дровами в камине», а изо всех сил старались и давали ей (стране) тепло и надежду на лучшую
жизнь. Я под эмоциональным всплеском от нашей встречи обещал написать по этой теме статью
и этим самым внести ясность в информационную неразбериху в истории создания нашей машины.
Ну вот — ПИШУ!
Поверьте, уважаемый читатель, что для нас, «старых маразматиков» (как некоторые молодые
и ретивые читатели могут подумать и сказать), повязанных сейчас путами всевозможных
«болячек», работавших в те далёкие времена не ради славы, а понимавших, что мы творим
для огромной страны очень нужный и полезный продукт, довольно больно читать несправедливые
оценки в адрес нашего коллективного труда, и, тем больнее, слышать обвинения в том, что мы
(СКБ ПС) виноваты в том, что якобы очень долго осваивали производство этой машины.
ПРАВДА в этих публикациях только в том, что если бы не такая бандитская с грабежами
перестройка страны, то «Истра 4816» и последующая ветвь её развития «Истра 51632» достойно
бы заняли своё место. Как, впрочем, ПРАВДА и в том, что при этих «абы да кабы» — навряд ли бы
«ЕС 1840», «ЕС 1841» и уж тем более «Искра 1030» вообще серийно выпускались.
Поскольку без освоения новейших автоматизированных технологических процессов, освоения
новых материалов, без создания автоматизированных рабочих мест обеспечить технические
характеристики машины мирового уровня (с простым и прозрачным доступом к внутренней
системной и внешней шинам), как это обеспечивала «Истра 4816», отвечавшая требованиям
ГОСТ (в исходной, более жёсткой, версии) — было невозможно. Протоколы подключения своих
адаптеров или контроллеров любому потребителю в нашей машине были прозрачны и доступны
без каких бы то ни было конструктивных вмешательств в машину.
    При этом хочу особо подчеркнуть, ПЭВМ «Истра 4816» разрабатывалась и предназначалась
для ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ деятельности! Для домашнего обихода, в тот период времени она
(Истра 4816) по техническим характеристикам и функциональным возможностям была
совершенно избыточной и очень дорогой. К тому же, само общество ещё совершенно
не было готово к её использованию. Вспоминаю, когда мы после развала СССР создали
своё предприятие (ООО «БАМП»), о котором я чуть выше уже упоминал, разработали и
изготовили 10 комплектов АРМ под названием «Автоматизированная Система Исследования
Свёртывания Крови (АСИСК)» в комплекте ПЭВМ «Истра 4816» с адаптером для
подключения к машине модернизированного нами же коагулографа (Н 334), матричным
печатающим устройством и ПРО и установили их в нескольких роддомах крупных станиц
Кубани, то все без исключения медицинские работники этих роддомов, смотрели на эти
АРМы как на инопланетные аппараты с пришельцами. К ним боялись подходить. Поверьте,
было очень сложно заставить нажимать кнопки на клавиатуре. Это было самое тяжёло во всей
этой эпопее. Ермошенко вынужден был специальным приказом по Краевому управлению
здравоохранения понудить молодых акушеров и врачей учиться на этих АРМах работать.

    Продолжу. Ещё раз хочу поблагодарить всех, кто высказал или ещё (может быть)
выскажет своё мнение по этой машине, и совершенно не важно, какое оно, в позитиве или в
негативе. Для меня лично и нас, разработчиков, в данный момент важно знать, насколько
глубоко читатель понял или даже, может быть оценил, возможности этой самой эмуляции
некоторых команд ( или функций) и простому и доступному протоколу по расширению функций
машины без каких бы то не было конструктивных вмешательств в машину, которые были
основными её «фишками», позволяющими создавать различные АРМ. Замечу, уважаемый
читатель, что в исходной версии ГОСТ 27201-87 вообще не было никаких намёков и требований
на создание АРМ. И только после появления ПЭВМ «Истра 4816» в ГОСТ были введены все
технические характеристики, которыми, по сути своей, в полной мере обладала «Истра 4816».
Часть требований были введены в ГОСТ уже вместе с Изм. №1 при вводе понятия «базовой
комплектности», а остальные с Изм. №2 в 1989 году и Изм. №3 только лишь в 1991, году когда
«Счётмаш» выпустил уже более 18000 машин.

ИМЕННО архитектура, конструктивные и функциональные возможности созданной нами
машины «Истры 4816» послужили основой для внесения в ГОСТ колоссальных изменений
в требования к разрабатываемым ПЭВМ.


    И это при том, что требования ГОСТ в исходной версии нам казались невыполнимыми вообще.
Я вспоминаю, как мы все, члены рабочей группы коллегии ГКВТИ СССР, дружно не говорили, а
вопили Букрееву И.Н. (тогда ещё Зам. Председателя ГКВТИ СССР) на очередном заседании,
посвящённом обсуждению этого ГОСТа, что по таким требованиям, заложенным в этом ГОСТе,
на реально существующей в стране технологической базе создать машину невозможно. В нашем
понимании, основанном на застарелых стереотипах, основа корпусных деталей и узлов - сталь,
любой функциональный узел машины — на отдельной плате с разъёмами, шлейфами (жгутами)
проводов (причём, с парой разъёмов), в т.ч. застарелые технические решения по блокам питания
машин. Основные проблемы для производства таких машин мы видели в ограничительных
требованиях к массе машины (не более 12 кг) и энергопотреблении (не более 100 Вт). Дело в том,
что для обеспечения изложенных в ГОСТе требований по массе на ПЭВМ требовалось, в первую
очередь, освоение производством совершенно новых материалов и совершенно новых технологий.
Уже в процессе разработки конструкции машины Истры технологами СКБ ПС (Гиршон ………..? )
эта задача успешно была решена. В производстве корпусных деталей и узлов машины были
использованы специальные листы проката сплава из алюминия с присадками, листы которых при
нагреве оснастки до определённой температуры принимали сверхпластичные свойства. А далее
гидравлика делала своё дело. После остывания готовая деталь восстанавливала свои прочностные
свойства, не уступающие стали. Причём технологический режим нагрева листов металла заготовки
и выдержка готовой детали в форме были автоматизированы, что позволяло и гарантировало выход
на запланированное производство этой ПЭВМ — 35500 шт/год. Для того времени и состояния
экономики в целом по стране это был очень масштабный проект. На тот период (1987 год) такой
технологией в индустрии ПЭВМ, которую разработал и освоил ПО «Счётмаш», в СССР для
крупносерийного производства не владел никто. Расчёт по обеспечению технологического
процесса производства такого количества машин на ПО «Счётмаш» вёлся из расчёта 40
норма-часов/машина. По Западным стандартам в пересчёте на заработную плату — это безумно
дорого (22,5 $/час — 4500 $/месяц), по нашим — тоже безумно дорого (3 руб/час — 600 руб/месяц).
Напомню что в ТЗ и ТУ на ПЭВМ «Искра 1030» и «ЕС 1840, 1841 и 1842» было установлено
— 100 норма-часов/машина !!! И это при том, что по показателю надёжности в «Истру»
закладывались требования в норме 10000 часов в наработке на отказ, а на «Искру 1030», «ЕС 1840»
и «ЕС 1841» 3000 часов!!! Чего «Счётмашу» стоили выполнения этих 10000 часов наработки на
отказ, расскажу чуток ниже. Если не забуду.

    В сильно утрированном представлении в сборочном цеху с каждого рабочего места за смену
(при трёхсменном режиме работы предприятия) должна сходить одна машина. И это при том, что
ЗП ИТР в ПО и у нас в СКБ была в пределах 150 - 200 руб/месяц. А у регулировщиков и рабочих
сборочного цеха — от 450 до 750 руб/месяц. Меня во все времена такое несправедливое
отношение к ИТР возмущало до бешенства. Когда в первые месяцы начала производства машины
инженеров-разработчиков нашего отдела послали на «прорыв», то ЗП у некоторых ребят доходила
до 1200 руб/месяц. Никто не хотел возвращаться в отдел. Скандалы! Начальники цехов
предпринимали всякие каверзные усилия, чтобы удержать их в цехах. Вплоть до увольнения
из СКБ с последующим принятием на работу в цеха регулировщиками. Пришлось применять
«превентивные» меры. По суточным нормам завод должен был выкатывать 125 машин.
Изначально в сборочном цеху планировалось организовать 30 рабочих мест, которые за сутки
(3 смены) должны были выкатывать для предъявления в ОТК (первой ступени проверки) — 125 машин.

4.     В любой истории самым важным фактором для читателя является ИСТИНА.
И, конечно же, не домыслы, не вымыслы и тем более не умыслы, не правдивая ЛОЖЬ и не
лживая ПРАВДА, а только ИСТИНА! Ну так вот, если вы, уважаемый читатель, интересуетесь
историей создания этой машины с позиции ИСТИНЫ, то в инете ИСТИНУ по отношению к этой
машине вы можете найти только фрагментарно. Там, где есть копии подлинных документов.
Например, здесь: http://forum.zol.ru/index.php?sh...pic=3421&st=1179
Или тут : http://www.tis.kz/forum/topic.ph...forum=55&topic=1
    Всё остальное - домыслы с какими-то непонятными умыслами, видимо, для того, чтобы представить
себя судьёй, знающим всю историю этой машины, либо причастным к созданию этой машины и
чуть ли не ОСНОВНЫМ вершителем этой истории, да ещё эти домыслы, преподнесенные как
ИСТИНА. Вообще-то эту ситуацию в истории создания нашей машины следует анализировать
с позиции высокой конкуренции у разработчиков таких машин.
    И связано это было вот с чем. ЦК КПСС и СМ СССР с целью введения ОПЕРЕЖАЮЩИХ
ТЕМПОВ развитии экономики государства ввели в стране понятие о т. н. ПОЛНОМ ХОЗЯЙСТВЕННОМ
РАСЧЁТЕ, общий смысл которого сводился к тому, чтобы стимулировать всю экономику страны к
инициативе по разработке и производству собственной продукции. Что, естественно, если и не
сразу, то в некоторой временной перспективе вводило в действие хорошо знакомое нам всем
сейчас понятие - КОНКУРЕНЦИЯ ЗА РЫНОК. Но, конечно же, под недремлющим оком ГОСУДАРСТВА.
При любом раскладе задумка была правильная. Реализация только этой политики привела страну,
как мы все это хорошо помним, к приватизации национального достояния. Однако, продолжим.
    А основными разработчиками и производителями ПЭВМ класса ПМ4 и ПМ5 для т.н.
НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА в СССР были несколько предприятий одного ведомства - «Министерство
приборостроения, средств автоматизации и систем управления». В обыденной речи это министерство
называли «Минприбор».
    Подчеркну одну очень важную в истории создания нашей машины деталь, связанную
с руководством Минприбора. Министром Минприбора в то время был Михаил Сергеевич ШКАБАРДНЯ.
Для всех, кто его знал, он был (и слава Богу есть) бесконечно уважаемый и любимый министр
и Человек. Первым замом его был Смирнов (смутно помню его имя и отчество и по этой причине
указывать не буду), выходец из Ленинградского НПО «Электронмаш». Он лично курировал
разработку «Искра 1030» и «изо всех сил» настаивал (читай — понуждал всех кого нипопадя)
на том, чтобы эту Искру выпускали все заводы Минприбора. Со слов знавших его людей,
человек он был высоко организованным, энергичным, напористым и решительным. В Ленинград
ездил каждую неделю и лично проверял выполнение работ по «Искре 1030». Короче говоря
— человек был на своём месте. Я ни разу с ним персонально не встречался, однако я, как гл.
конструктор, как руководитель темы и как руководитель работ по теме «АРМ-Р», в которой
разработка специализированной ПЭВМ, получившая название «Истра-4816», была одним из
ключевых этапов работ в создании этого АРМ, постоянно ощущал его (Смирнова) «наличие»,
поскольку именно по его инициативе разработка нашей машины несколько раз полностью
останавливалась.
    Замом министра, который отвечал и курировал ответственные Государственные
заказы и направления работ, был АБРАМОВ Юрий Иванович. Конкретно за исполнение
ПОСТАНОВЛЕНИЯ СМ СССР по созданию АРМ-Р «Редакционно издательской деятельности»
отвечал он. Вы, наверное, спросите, а при чёт тут АРМ-Р? А при том, что ПО «Счётмаш» взялся
за разработку «Истры» не «от нечего делать», или «в пику», или «с жиру», или «сдуру»,
а потому, что Миприбору ПОСТАНОВЛЕНИЕМ СМ СССР было поручено исполнение
наиважнейшего ГОСЗАКАЗА по автоматизации и перевооружению редакционно-издательской
деятельности СССР. Вот, пожалуйста, смотрите, что написано на титульном листе ТЗ
ПЭВМ «Истра 4816»:



А вот что написано в п.2 ТЗ «Основания для разработки» этой машины :



Ну и порядок приёмки:



    И связано это было вот с чем. Для обеспечения огромной страны печатной
продукцией надлежащего качества, в том числе периодической печатной продукцией
(газетами и журналами), наша огромная многонациональная держава под названием СССР
в тот период использовала самую допотопную технологию в редакционно-издательской
индустрии, созданную ещё «при царе Горохе», которая удовлетворяла ничтожный объём
потребности. А цветной печатной продукции вообще не выпускалось. Самая большая
проблема была с изданием научно-технической и учебной литературы. Страна стремилась
выпускать книги на всех языках народов СССР. И в первую очередь для начальных классов.
Учебники должны быть с цветными иллюстрациями. Только для обеспечения школьников
учебниками СССР размещал заказы по всей Европе. Деньги на производство этой продукции
страна не жалела. А деньги выделялись огромные. Причём, подавляющая часть учебников
для начальных классов раздавалась ученикам бесплатно.
    Руководство великой, но очень бедной Державы жёстко требовало, чтобы дети учились.
И страна училась и училась хорошо. Сужу по себе, своим друзьям и детям своей деревни.
Вот часть этой проблемы ПОСТАНОВЛЕНИЕМ СМ СССР было поручено решить Минприбору СССР.
    В «Минприборе» было несколько крупных НПО, ПО и просто заводов, серийно
выпускающих наукоёмкую ВТ. Крупнейшими из них были Ленинградское НПО «Электронмаш»
и Курское ПО «Счётмаш». И хотя Курский «Счётмаш» считался как ПО, но на самом деле
фактически это было НПО, поскольку СКБ ПС Курского ПО «Счётмаш» вело и НИРовские и
ОКРовские работы по очень серьёзным темам. Например, «Счётмаш», по инициативе работников
СКБ ПС, вело разработку струйного печатающего устройства. Был достигнут определённый
успех, который придавал разработчикам и технологам уверенность в возможности организации
крупносерийного производства. Многим, может быть, помнится пишущая машинка «РОМАШКА»,
которая выпускалась на нескольких языках союзных республик СССР, СЧПУ и пр. Численность
рабочих на «Счётмаше» приближалась к 12000 человек. Было ещё два крупных завода Минприбора,
выпускающих ПЭВМ: это Рязанское ПО « САМ» и Смоленское ПО «Искра».

    А в Минрадиопроме СССР крупнейшим предприятием по разработке и производству
ВТ вообще, и ЭВМ в частности, было Минское ПО «Вычислительной техники», в состав которого
входил НИИ ЭВМ, где и разрабатывался ряд ПЭВМ линии «ЕС 1840» и «ЕС 1841». Надо прямо
сказать, что Минское ПОВТ было в СССР самым настоящим флагманом по разработке и
производству ВТ. Мы, специалисты СКБ ПС и Курского ПО «Счётмаш» (инженеры, технологи,
начальники отделов, цехов, ОТК и др.), дважды чартерным рейсом летали в Минск на т.н.
экскурсию на это ПО и знакомились со всеми производственными циклами ЭВМ. Для многих
специалистов «Счётмаша» и, особенно для меня, эти экскурсии были очень полезны. Высокая
культура производства, чётко прописанная, понятная и практически выстроенная
технологическая линия производства вызывали уважение и восхищение. Мы много чего у них
переняли. И ещё, те недостатки, которые они нам открывали, мы уже в своей работе по
производству линии ПЭВМ «Истра 4816» учитывали. Так что, в каком-то смысле
(информационно-технологическом), можно, наверное, сказать, что Минск принял некоторое
участие в организации производства ПЭВМ «Истра 4816» в Курске. Лично я очень благодарен
Пыхтину В.Я., Запольскому Л.П. и Григоренко В.М. за оказанное содействие нашей работе.

    Добавлю, с некоторой долей пафоса, что эти мужики (Пыхтин В.Я., Запольский Л.П.
и Григоренко В.М.), руководившие работами по созданию отечественных ПЭВМ на
основе догмы об эффективности конвейерного принципа организации работ по
созданию СВТ, вписали ярко выраженные страницы в общую историю нашего Отечества.


И как эта технология совсем через небольшой промежуток времени превратилась в
технологический тормоз. Об этом — ниже.






    (С) Навозенко Григорий Никитович 2021 г.


-----
WEB: http://www.tis.kz ICQ: 345-005-908 Mail: ak_kislov@mail.ru Fido: 2:5083/1 Radio: UN7GKQ
 
 Top
Сказали спасибо:
Andrey_Ak
Отправлено: 16 Марта, 2021 - 08:12:25
Post Id



Администратор
Crazy Коллекционер


Покинул форум
Сообщений всего: 470
Дата рег-ции: Дек. 2011  
Откуда: Almaty, KZ
Репутация: 0
Карма 0



Сказал спасибо: 2
Поблагодарли: 16


    Как уже отмечал, когда мы приступили к разработке «Истры», в это время Ленинград
заканчивал разработку «Искры 1030» и поэтапно начал передачу документации на «Счётмаш».
Документация была совершенно сырой. Поэтому, видимо, её поэтапно и передавали. Компоновку
машины пришлось переделывать полностью. А блок питания и клавиатуру на машину вообще
пришлось «Счётмашу» разрабатывать заново. К тому же машина совершенно не соответствовала
требованиям ГОСТ - по сути, ни по одному техническому параметру. Ну если только по
названию — ПЭВМ. И пока технологические службы «Счётмаша» вели подготовку к освоению
технологии производства «Искры 1030», а мы начали свою разработку, то стоило только министру
Шкабардне М.С. уйти в отпуск или уехать в командировку, как тут же работу по «Истре» прямыми
приказами из министерства под различными благовидными предлогами останавливали. Нас
перебрасывали на подготовку и серийное сопровождение производства «Искры 1030» и «СЧПУ».
По этой причине я вынужден был дважды «бастовать», писал заявление об уходе и даже
уже однажды договорился о возвращении в «ПЕНТАГОН».

    В это же самое время Минское НПО вынуждено было приступить к разработке
ПЭВМ «ЕС 1842», которая в своей основе отличалась от «ЕС 1840» и «ЕС 1841» только
лишь моноблочным исполнением. (Почему вынуждено? Надеюсь, поймёте из нижеизложенного).
И вот в этом исполнении машина «ЕС 1842» основным требованиям ГОСТа (по массе и
энергопотреблению) тоже не соответствовала. А в переделанном под неё ГОСТе требований,
с целью преодоления технических препятствий, было введено понятие «базовое исполнение»,
общая суть которого сводилась к тому, чтобы удовлетворить требованиям ГОСТа по массе и
энергопотреблению, в ГОСТе перечислялся ограниченный набор технических и
функциональных параметров машины, которые и должны соответствовать оговоренным
показателям по массе и энергопотреблению. По сути своей, это была самая настоящая фикция,
поскольку физически проверить такие показатели на соответствие требованиям ГОСТа было
возможно только с помощью теоретических расчётов.

    И тут-то вот следует рассказать ещё об одной исторической «изюминке», которая
связывала разработчиков «ЕС 1842», «Искры 1030» и «Истры 4816» в борьбе за негласное
лидерство в сфере производства ПЭВМ класса ПМ4 и ПМ5. Речь идёт (если так можно
выразиться) о государственном статусе каждой из этих машин. Дело в том, что в тот период
времени СССР задыхалась от дефицита товаров т.н. народного потребления. И по этой
причине руководство страны требовало, чтобы все предприятия хоть что-то выпускали для
населения. Номенклатуру и ассортимент этих товаров отдали на откуп министерств и ведомств.
То же самое касалось производства СВТ. Для выполнения этих задач высший орган
исполнительной власти СССР поступил очень мудро. Говорю об этом на полном серьёзе.
В кратчайшие сроки была разработана программа, закуплены необходимые технологии и
оборудование, и в каждой Союзной Республике СССР, и даже во многих областных центрах,
были открыты предприятия по производству радиодеталей и ИС в исполнениях для оборонного
комплекса страны (с военной приёмкой) и для широкого потребления. Предприятия создавались
по всей стране. При этом большую роль играли политические соображения. Предпочтение
отдавалось размещению новых предприятий в Союзных республиках. Доводы были такие:
занять население работой, выровнять уровень образования и научный потенциал между
республиками, повысить культуру производства. Предприятия (НИИ, КБ и заводы) строились
на Украине, в Белоруссии, в Латвии, Литве, Грузии, Армении, Узбекистане, Азербайджане,
Киргизии. А на предложения понимающих ситуацию специалистов о размещении таких
предприятий в Центральной России и в Сибири, около центров науки и промышленности, там,
где были соответствующие требованиям производства высококвалифицированные кадры, о
создании центров партия в лице ПОЛИТБЮРО почти не реагировала. Поскольку каждый из
членов Политбюро тянул для своей республики средства пропорционально своему весу в
этом Политбюро. Тогда ещё никто не мог подумать, что эти крупнейшие науко- и
технологичноёмкие предприятия совсем скоро окажутся заграницей, и Россия практически
большей своей частью лишится микроэлектронной индустрии. Выскажу своё мнение, что
наиболее индустриально мощные технологические производства БИС в СССР были внедрены
на Украине и Белоруссии. А в центральной России - это Зеленоград с DЕC технологиями.
Ну, там отдельная история. Скажу только, что Курское ПО «Счётмаш» выпускало ещё в
больших объёмах системы СЧПУ, история которых ещё более драматична, чем история
создания отечественных ПЭВМ. Ну и ещё, более-менее, производство ИС в Новосибирске.

    Итак, о государственном статусе машин «Истра 4816», «Искра 1030» и «ЕС 1842».
Ну так вот, конкретно «Истра 4816», как уже отмечал выше, разрабатывалась в рамках
исполнения постановления СМ СССР, которое в СССР принимало статус ЗАКОНА СССР.
А в СССР неисполнение закона — тюрьма. По этой причине ТЗ на эту машину
согласовывалось не только с Госкомиздатом СССР (основным заказчиком), но в
информационно-техническом плане ещё и с Миноборонпромом, Министерством Путей
Сообщения (МПС), Министерством Сельского Хозяйства (МСХ), Госгидрометом СССР,
Госкомобразованием СССР, Академией наук СССР, Минэлектронпромом СССР и пр. см.
документы Государственных испытаний ПЭВМ «Истра 4816». Там перечислены члены комиссии,
присутствовавшие на Государственных испытаниях этой машины, являющиеся представителями
всех наиважнейших отраслей страны.
    Основной АКТ Государственных испытаний, первого пленарного заседания Гос. комиссии
по приёмке этой машины:









    Подчёркиваю специально для вас, уважаемый читатель, что статус
разрабатываемой нами машины требовал проведения Государственных (МЕЖведомственных)
испытаний. И по этой причине машина должна полностью соответствовать требованиям
ГОСТ 27201-87 без каких-либо на то оговорок.
    Машина «Искра 1030» разрабатывалась по программе Минприбора. И статус
испытаний этой машины был ВЕДОМСТВЕННЫЙ. Я не знаю, когда, как и с кем
согласовывалось ТЗ на ПЭВМ «ЕС 1842», однако, точно знаю, поскольку был членом
комиссии по приёмке этой машины, что испытаниям «ЕС 1842» приказом ГКВТИ СССР,
был присвоен статус межведомственных. По приезду в Минск образованная комиссия сразу
же разделилась на две группы. Одна группа членов комиссии, представляющих интересы
Ленинграда ( читай — представителей зам. Министра Смирнова) в составе представителей:
Ленинградского НПО, Смоленского ПО, Рязанского ПО и представителя технической службы
Минприбора, которые в открытую утверждали и настаивали на том, что «ЕС 1842» требованиям
ГОСТа 27201-87 не соответствует. И это был факт! И к тому же ещё (в пику), что вот, мол,
«Искра 1030» испытания прошла (кто, где, когда, в каком статусе и как проводил эти
испытания мне не ведомо) и уже якобы, ставится на производство на четырех заводах.
Приводилось и ещё несколько довольно формальных причин, из-за которых, по убеждению
членов комиссии Ленинградской группы, «ЕС 1842» ни в коем случае принимать и ставить
на производство было недопустимо.
Другая группа членов комиссии, представляющая интересы Минска в составе:
        - Белорусского НПО ВТ;
        - ГКВТИ СССР;
        - Курского ПО «Счётмаш» ( в моём лице);
        - Госстандарта СССР.
А вот теперь и сама «изюминка». Когда наша машина «Истра 4816» была уже готова, и был
подготовлен проект приказа ГКВТИ СССР о проведении Госиспытаний, которые были
запланированы на последнюю декаду декабря 1988 года, разработчикам «ЕС 1842»,
руководству Минприбора (Смирнову) и службам ГКВТИ стало ясно, что их машина на
испытания ещё не готова по нескольким причинам и к тому же ещё она тоже, как и «Искра 1030»,
не соответствовала требованиям ГОСТ 27201-87. Но у разработчиков «Искры 1030» был
козырь — ТЗ на машину был подписан ещё до ввода ГОСТа в действие. При этом, ГОСТ
допускал производство машин, не соответствующих указанным в ГОСТе требованиям,
до 1991 года. При этом, руководства Минприбора, Минска и ГКВТИ, связанные давними узами
личной и профессиональной дружбы, осознавали, что если наша «Истра 4816» сейчас с
успехом пройдет ГОСУДАРСТВЕННЫЕ испытания, то вопрос крупносерийного запуска в
производство Минских и Ленинградских машин, не соответствующих требованиям ГОСТа,
будет под большим сомнением. Руководству заводов Минска, Ленинграда, Рязани и
Смоленска этого допустить было никак нельзя по многим экономическим и политическим мотивам.

    Короче, успех Государственных испытаний ПЭВМ «Истра 4816», если бы они прошли,
как это и было запланировано, в декабре 1988 года, мог (как минимум) создать серьёзные
проблемы с решением вопроса о постановке на производство и выпуске машин «Искра 1030»
и «ЕС 1842». Рождалась интрига всесоюзного масштаба, которую вносила «Истра 4816» и,
тем более, её последующая ветвь развития «Истра 51632». С другой стороны, всем было
понятно, что огромная страна не может допустить того, чтобы такие крупные институты с
крупнейшими производственными площадками с многочисленными коллективами
простаивали. Когда я приехал в ГКВТИ за приказом на проведение Госиспытаний, меня к
себе в кабинет для беседы пригласил начальник Главного управления разработок
вычислительной техники ГКВТИ СССР Васенков А.А. Мы друг друга хорошо знали, к тому
же он был членом Коллегии ГКВТИ СССР, а я входил в рабочую группу этой Коллегии.
С порога он прямо заявил: « ….послушай, давай перенесём испытания «Истры» на март
1989 года. В Минске проблемы с машиной, у тебя проблемы с ЛВС «Ринг» (разработчик
идеологии - «Институт прикладной математики им. Келдыша»). Ты (в смысле - я) и сам мне
уже несколько раз говорил, что со сроками проведения Госиспытаний по АРМ-Р могут
возникнуть большие проблемы. На мой ропот о том, что в ТЗ указаны сроки проведения, он
заявил: «Не волнуйся, эта проблема не твоя, мы всё сделаем сами, ты только привези
титульные листы ТЗ без конкретных дат, а в таблице стадии и этапы работ сдвинь все сроки
на три месяца. И далее продолжил: «Пойми, не смогут все заводы быстро освоить
производство многослойных печатных плат и тем более технологию сверхпластичной
формовки корпусных деталей и узлов вашей машины». А далее добавил, что, мол, для того,
чтобы выпускать «Истру 4816» в таких больших количествах (более миллиона шт./год),
страна не сможет быстро обеспечить заводы таким большим количеством проката листов
специального сплава алюминия. И для того, чтобы он (прокат листа сплава алюминия) в
необходимых объёмах был, надо где-то там увеличить производственные мощности.
А это годы. На мой недоуменный вопрос, а причём тут «Истра» и другие заводы, был ответ:
«А при том, что есть ГОСТ, которому «Истра» соответствует, и у которой есть перспектива
развития («Истра 51632»), а выпускать машины для профессиональной деятельности не
соответствующие ГОСТу, Совет Министров не позволит. И навряд ли ты выдержишь ту
нагрузку, которую тебе придётся испытать, мотаясь по чужим заводам всей страны, внедряя
«Истру» в производство, да ещё на фоне противодействия со стороны, ...ты знаешь кого
я имею в виду! К тому же Букреев И.Н. (зам. Председателя ГКВТИ СССР) ,
Абрамов Ю.И. (зам. Министра Приборостроения СССР) и Кузьмин Б.А.
(зам. Председателя Госкомиздата СССР) этот вопрос уже обсудили, так что считай, что
решение о переносе срока коллегиальное». А дальше добавил: «Ты включён в состав
членов комиссии по приёмке машины «ЕС 1842», в твоих же интересах поддержать
разработчиков этой машины». Меня не надо было уговаривать поддержать Минск.
Во-первых, у меня была своя очень высокая и уважительная оценка Минских предприятий,
выпускающих ВТ, а во-вторых, я чётко понимал, что Смирнов нам («Истре 4816») будет
бесконечно «вставлять палки в колёса». Был подписан протокол совместного совещания,
согласно которому я якобы просил руководство Минприбора, Госкомиздата и ГКВТИ перенести
испытания машины на 3 месяца позже в связи с тем, что, мол, сейчас ведутся работы по АРМ-Р,
и что проведение этих испытаний сорвут якобы сроки работ по АРМ-Р (что вообще-то было
вполне логично). На самом деле задача стояла, чтобы любым путём пропустить вперёд
«ЕС 1842»! Так и сделали. Однако, это мало помогло Минску, а мы за это время наоборот,
усилили свои позиции в плане улучшения характеристик машины. Например, к концу 1988
года ПЭВМ «Истра 4816» получила контроллер многооконного дисплея, обеспечивающий
режим работы стандарта VGA:



    Итак, «ЕС 1842» требованиям ГОСТ не соответствовала не только по
энергопотреблению и по массе. В базовой конфигурации в ней не было и «жёсткого»
диска. «Искра 1030» тоже не соответствовала по этим показателям и по своим основным
характеристикам. К тому же, в первой версии исполнения машины «Искры 1030» тоже не
было «жёсткого» диска, а компоновку, блок питания и клавиатуру вообще пришлось
разрабатывать нам (СКБ ПС) заново. Ну, а о таком «девайсе», как подключить к этим
машинам «мышь», даже думать было как-то неприлично. Однако, ТЗ на «Искру 1030»
было подписано ещё до введения ГОСТа. При этом ГОСТ ограничивал срок выпуска таких
машин до 1991 года. Не успеешь «раскочегарить», как положено, технологию её
производства, как тут же её надо с производства снимать. Так, в частности, с «ЕС 1840»
и произошло. Овчинка выделки не стоила. Все это прекрасно понимали. Но давление со
стороны Смирнова (под флагом идеологии КПСС) на фоне таких страшилок, как «нечем
загрузить производство огромных предприятий и оставить рабочих без заработной платы»,
грозило штампом об антисоветской и антигосударственной деятельности со всеми вполне
конкретными последствиями.

    В комиссии по приёмке «ЕС 1842» относительно соответствия машины
требованиям ГОСТа разгорелись жаркие споры, открытая ругань и нескончаемые дебаты.
Для разрешения спора на госиспытания были вызваны ответственные представители
ГОССТАНДАРТА СССР.

    Немного отвлеку ваше внимание, уважаемый читатель, и кратко остановлюсь на
основных проблемах, связанных с принятием решения о постановке машины «ЕС 1840»
(и последующей ветви её развития - «ЕС 1841») на крупносерийное производство. Они
(проблемы) заключались вот в чём. На момент проведения Госиспытаний Минское
предприятие уже серийно выпускало машины «ЕС 1840» и «ЕС 1841». Причём, в т.н. базовой
конфигурации ПЭВМ «ЕС 1841» в принципе ВООБЩЕ ничем не отличается от «ЕС 1840».
Ну только что, если шильдиком. А выбор исполнения архитектуры машины «ЕС 1841»
основывался на блочном принципе наращивания функциональных возможностей «ЕС 1840»
конструктивно автономными функциональными блоками и узлами, которые, в зависимости
от назначения машины или спроса, комплектовались в единую систему. Такая стратегия
компоновки машины имела двойственную оценку. С одной стороны, удивление и восхищение
при внешнем созерцании работы мощного конвейерного принципа производства. Особенно
изумляла и приводила в восторг картина перемещения собранных машин на подвесных
антресолях. А вторая, отрицательная, сторона такой архитектуры производства заключалась
в чрезмерной избыточности затрат на обрамление этих конструктивно автономных узлов и
блоков с автономным питанием, конструктивным обрамлением, с соединительными кабелями,
разъёмами, документацией, инструкциями да ещё и в разных исполнениях. И ещё одна,
чрезвычайно важная отрицательная сторона процесса производства машины «ЕС 1840»
заключалась в том, что с самого начала проектирования линии по производству машины были
выбраны ориентиры на массовое производство машин с возможностью выпуска машин разной
конфигурации путём опционной комплектации из набора выпускаемых узлов. Иными словами,
вся технология производства этого конвейера была заточена на производство конкретных
узлов машины, что не позволяло производить реорганизацию этого конвейера под другие
типы машин в целом. В последующем такая технология из прогрессивной превратилась в
неприемлемую. Для наглядности, для более полного понимания проблемы в затратах
технических, экономических, энергетических ресурсов приведу простой пример. Это точно
так же, как сравнивать затраты на то, чтобы организовать питание воинского полка в одном
помещении, из одного котла, с одним складом продовольствия и обслуживающим персоналом,
и затраты, если бы такое питание организовать автономно в каждой роте. Сейчас трудно
себе вообразить ПЭВМ, которая бы весила 40 кг, как та же «ЕС 1841». Выбор такой стратегии
построения архитектуры этой ПЭВМ давало колоссальное преимущество перед всеми другими
архитектурами только до определённого момента, пока не появилась моноблочная архитектура
ПЭВМ концепции IBM PC XT. Эта моноблочная архитектура впоследствии стала для мировой
индустрии ПЭВМ доминантой. Появление ГОСТ 27201- 87 (изначально) стало для многих
разрабатываемых в СССР ПЭВМ роковым событием. В том числе и для «ЕС 1840» и «ЕС 1841»,
поскольку маховик ГОСПЛАНА СССР «зарядил» планы массового производства на целые
пятилетки вперёд. Под эти планы были выделены соответствующие ресурсы, значительная
часть которых и была использована под организацию конвейерного принципа производства
этих машин. В принципе, для Минска, с таким колоссальным техническим, экономическим,
(и главное) научным потенциалом, да ещё к тому же имеющего под боком такую мощнейшую
( в масштабах СССР) технологическую базу по производству БИС, ничего не стоило
разработать ПЭВМ в моноблочном исполнении. Однако, как я сейчас понимаю, руководство
Минских предприятий стало заложником высоко организованной технологии производства
этой машины конвейерного типа. Перестроить её под моноблочную архитектуру на фоне
государственного планирования массового производства выпуска машин было НЕВОЗМОЖНО.
По этой причине компоновку моноблочной конструкции машины ПЭВМ «ЕС 1842» разработчики
вынуждены были осуществлять из уже выпускаемых узлов, предназначенных для ПЭВМ
«ЕС 1840» и «ЕС 1841». Подчеркну ещё раз, это не только моё личное мнение и мои оценки.
ОДНАКО, мнение - не есть ИСТИНА!

    Продолжу. На совместном совещании членов комиссии и представителей
ГОССТАНДАРТА был найден вариант, по которому, не меняя требования к техническим
характеристикам машины (да в ту пору это было просто невозможно), было введено понятие
базового исполнения конфигурации машины, по которому энергопотребление монитора и его
масса, а также энергопотребление и масса жёсткого диска и пр. мелочи (избыточный объём
ОЗУ, ПЗУ по отношению к минимально-необходимому) не учитывались при определении
показателей по массе и энергопотреблению, см. ГОСТ 27201: https://internet-law.ru/gosts/gost/19749/
И вот в такой (базовой) конфигурации «ЕС 1842» и даже такая обычная «ЕС 1840»
с шильдиком «ЕС 1841» (путём теоретических расчётов) стала удовлетворять требованиям
ГОСТ - по массе не более 15 кг и по потреблению не более 150 Вт. Причём, в таком исполнении
(точнее — с такими показателями) машину можно было выпускать только лишь до 1991 года.
Такой вариант требований ГОСТа успокоил и членов комиссии Ленинградской группы,
поскольку появилась надежда на то, что «Искра 1030» тоже каким-то «боком», может быть,
«влезет» в требования ГОСТа, c понятием «базовая конфигурация» и её можно будет
выпускать ещё какое-то продолжительное время. А наша «Истра 4816» в максимальном
варианте своего исполнения, но с понятием « в базовой конфигурации» весила 9 кг и
потребляла менее 90 Вт.

    Однако, когда в начале 1989 года (накануне госиспытаний нашей «Истры 4816»)
мы получили ГОСТ (как мы думали с корректировкой), то увидели не корректировку по вводу
в ГОСТ некоторого понятия «базовой конфигурации» ПЭВМ, а увидели ГОСТ в совершенно
новой редакции, преподнесённый как бы с ИЗМ №1. Он (ГОСТ) уже был не на 6, а на 10
страницах. И был написан настолько «хитромудро», что по этому ГОСТу машины «Искра 1030»,
«ЕС 1840», «ЕС 1841» можно будет выпускать ещё довольно долго. Я не буду разжевывать
эту ГОСТовскую «хитромудрость», почитайте сами. Только свои выводы:

    Это — полная остановка устремлений страны по развитию технологий в сфере
создания СВТ мирового уровня!!! Все разрабатываемые ПЭВМ профессионального класса
того времени даже по внешнему виду были какими-то ущербными. Никакой дизайнерской
проработки. Полное отсутствие элегантности и привлекательности. Обыкновенные
металлические ящики, иногда с дырками. Каждый функциональный узел машины - на
отдельной плате. А это - дополнительные разъёмы, направляющие, крепёжные элементы,
шлейфы соединительных жгутов. Это - раздутая до предела документация ( спецификации,
описания, инструкции по монтажу, по настройке, регулировке и сборке), отдельная
технологическая документация, отдельные рабочие места для настройки, регулировки
функциональных узлов машины. И такое же количество рабочих мест для ОТК.


    Вот красноречивые показатели по трудозатратам при производстве «Истры 4816»
— 40 н/ч! И даже этот показатель в сравнении с технологиями Западных фирм считается очень
большим. А по требованиям к надёжности в ТЗ и ТУ наработка на отказ «Истры 4816» должна
составлять 10000 часов! А трудозатраты при производстве «Искры 1030», «ЕС 1840» и
«ЕС 1842» — 100 н/ч! Это в два с половиной раза больше чем у «Истры»! И это при
показателях надёжности (наработки на отказ) в БАЗОВОЙ конфигурации «Искры 1030» и
«ЕС 1841» (грубо говоря - пустого металлического ящика) должна составлять всего
лишь - 3000 часов! У «ЕС 1842»-5000ч.
Для нас же (СКБ ПС ПО «Счётмаш») три месяца отложенных сроков сдачи
машины оказались весьма полезными.

    Во-первых, не дожидаясь окончания проведения Государственных испытаний
машины, руководство завода приняло решение, и службы завода начали технологическую
подготовку производственных площадей под программу выпуска 35500 машин/год.

    Во-вторых, вместе с ОВНИИЭМ (читай - с Кнеллером Э.Г. и Пацем В.Б.) удалось
проработать и обсудить основу архитектуры платформы следующей линии ПЭВМ
- «Истра 51632». Были подготовлены и согласованы ЧТЗ на основные функциональные
компоненты машины. Работа была проделана грандиозная. И главное — освоение технологии
производства многослойных печатных плат для следующего поколения более мощных ПЭВМ.
К тому моменту ОВНИИЭМ в лице Кнеллера Э.Г. и Паца В.Б к разработке этого варианта машины
подошли уже очень скрупулёзно и тщательно проработали все проблемные нюансы, которые
требовали не дебатов и рассуждений, а лабораторного макетирования и тщательных проверок
конкретных схемотехничеких и технологических решений. По нашему убеждению эта машина
уже ни на микрон не была бы хуже появившихся за рубежом машин на процессорах i386.
Проблемный вопрос был только один — где брать этот процессор и его обрамление?
Более того, чрезвычайно важно подчеркнуть то, что машина «Истра 51632» полностью
входила в габариты конструктива машины «Истра 4816». При этом незначительно менялся
дизайн лицевой панели и схемотехника блока питания.

    Вот именно здесь хочу ещё раз особо подчеркнуть то, что исходные требования
к ПЭВМ «Истра 51632» были Кнеллером Э.Г. и Пацем В.Б. очень тщательно и
скрупулёзно проработаны. Именно в этих ТЗ проявился их личный высочайший
уровень понимания сути многопроцессорной ЭВМ совершенно другого поколения,
а нам разработчикам СКБ ПС только надлежало впитать в себя и осмыслить то,
что авторами идеи уже в общем понимании было глубоко осознано. И это
обстоятельство всем нам вместе давало высокий уровень уверенности
(в том числе и на опыте разработки «Истры 4816») в неизбежном успехе!


    Были подготовлены и утверждены Частные Технические Задания (ЧТЗ) на
проработку и проверку основных функционально важных для многопроцессорной ЭВМ
компонентов машины, обеспечивающих к тому же полную совместимость с машинами
мирового уровня следующего поколения. Вот покажу вам ничтожно малую часть исходных
документов (всего более 800 листов) на разработку ПЭВМ «Истра 51632»:

      Процессорная
      часть платформы:                 Лист 1                             Лист 11                         Лист 12



      ЧТЗ внутренняя                 ЧТЗ внешняя            
      магистраль QEB                 магистраль                       ЧТЗ ОЗУ                 ЧТЗ КЭШ — память



      Нет никакого сомнения в том, что мы, специалисты СКБ ПС Курского ПО «СЧЁТМАШ»
совместно со специалистами ОВНИИЭМ, имея высокую заинтересованность и поддержку
со стороны ГКВТИ СССР и хоть какие-нибудь временные и материальные ресурсы, смогли
бы в полной мере разработать эту машину и поставить на крупносерийное производство.
Это было бы нам значительно легче сделать не только по той причине, что полученный
опыт и освоенные технологии производства ПЭВМ «Истра 4816» давали нам преференции,
а ещё и по тому, что мировой индустрией ПЭВМ Курский «Счётмаш» был признан значимой
«фигурой» в производстве ПЭВМ. А с учётом понимания того, что рынок сбыта в РФ
— бесконечен, крупносерийное производство «Истр» было для поставщиков дефицитной
комплектации - большой «заманихой». Вал предложений, поступающих на «Счётмаш» от
инофирм на поставку комплектации на нашу машину — зашкаливал. Но валюты на закупку
комплектации ни у нас на Счётмаше, ни в стране не было. Так ли это или иначе, или ещё
по каким-то причинам, однако в моём сознании и убеждениях всё выше сказанное является
ИСТИНОЙ.

Увы, в стране началось т.н. массовое акционирование и приватизация предприятий,
а за ними, совсем скоро, наступил 1991 год.






    (С) Навозенко Григорий Никитович 2021 г.


-----
WEB: http://www.tis.kz ICQ: 345-005-908 Mail: ak_kislov@mail.ru Fido: 2:5083/1 Radio: UN7GKQ
 
 Top
Сказали спасибо:
Andrey_Ak
Отправлено: 16 Марта, 2021 - 12:59:39
Post Id



Администратор
Crazy Коллекционер


Покинул форум
Сообщений всего: 470
Дата рег-ции: Дек. 2011  
Откуда: Almaty, KZ
Репутация: 0
Карма 0



Сказал спасибо: 2
Поблагодарли: 16


Продолжу.

    Всё, что сказано было выше этих строк, относится, скажем так, к внешней
оболочке истории ПЭВМ «Истра 4816». А вот что рассказывает нам история,
или точнее - фрагменты внутри этой оболочки из истории создания машины
«Истры 4816», опишу ниже. Извините, если будут повторения.


    Кажется, что всё это было не так давно, а когда начинаешь анализировать
историю создания этой машины, начинаешь почти физически ощущать, что всё это было
давным-давно, в другой эпохе под названием СССР. Иными словами, ПЭВМ «Истра 4816»
- машина давно ушедшей эпохи. А с позиции оценки темпов и уровня развития ВТ вообще
— реликт. Видимо, по этой причине интерес к этой машине носит только сугубо историческое
значение, и то, только для любознательных молодых людей в сопоставлении с теми тотальными
изменениями, произошедшими в последние десятилетия в архитектурах мощных современных
ПЭВМ, общая тенденция которых связана с многопроцессорностью и возможностью
программной эмуляции функций, появившихся в других конкурентных архитектурах.
Подчеркну, речь идёт не об архитектуре конкретного процессора как такового, а именно
о многопроцессорной архитектуре машины в целом. Среди ПЭВМ с многопроцессорной
архитектурой ПЭВМ «Истра 4816» была первой и единственной в СССР полностью с IBM/PC
совместимой машиной (класса ХТ), позволяющей за счёт своей очень гибкой аппаратной
архитектуры программными средствами эмулировать некоторые функции, реализацию
которых отечественная элементная база обеспечивала не в полном объёме.

    В качестве примера приведу некоторые проблемы, которые возникали у
разработчиков и программистов с использованием БИС, которые отечественная электронная
промышленность тогда ещё не выпускала. Это i8272, используемая в контроллере НГМД;
i8250, используемая в контроллере последовательного интерфейса, которую некоторые
отечественные разработчики ПЭВМ вынуждены были заменить на наш отечественный
аналог i8251, что позже крайне негативно отразилось при использовании модемов. А также
БИС М6845, используемая в видеоконтроллере. Все эти БИС, в соответствии с договорённостью
с т.н. «братскими» странами Совета Экономической Взаимопомощи, должны были ими
разрабатываться (точнее - копироваться) и выпускаться. Однако, «братья» по политическим
убеждениям и высокой партийной дисциплиной, устремлённые к всеобъемлющей экономической
интеграции, на практике оказались крайне несостоятельными при выполнении взятых на
себя научных, технологических и производственных обязательств. В конце концов,
получившиеся аналоги этих БИС оказались настолько «кривобокими», что только благодаря
программной эмуляции некоторых функций, разработчикам удавалось обеспечивать эту
самую совместимость. Наверное, тут следует подчеркнуть одну интересную и важную деталь
в терминологии, вошедшей в обиход и ставшей неотъемлемой частью, характеризующей
специфику ПЭВМ «Истра 4816», и которая к настоящему времени уже вовсю используется
в ВТ вообще и при создании ЭВМ в частности. Я имею в виду понятие слова ЭМУЛЯЦИЯ.
Это слово широко вошло в обиход у айтишников СССР того времени благодаря одному из
идеологов машины «Истра 4816» ПАЦУ Вадиму Борисовичу. И только потом уже, по
прошествии многих лет, этот термин и его значение было описано в ВИКИПЕДИИ.

    В функциональном плане центральным ядром архитектуры «Истры 4816» были
технические и программные возможности схемного построения т.н. АРБИТРА ПОЛЯ ПАМЯТИ ОЗУ.
Арбитр, анализируя поступающие запросы и их приоритеты на доступ ко всему адресному
пространству поля памяти ОЗУ, объём которого в некоторых исполнениях «Истры 4816»,
достигает 4 Мбайта, предоставляет такой доступ тому или иному процессору из трёх или
модулю отображения информации (МОИ) на основе анализа статуса запроса в выстроенной
разработчиком (или ПРО) иерархической цепочке приоритетов.
При этом вынужден особо подчеркнуть и выделить то, что вот эта, скажем так, одна из
нескольких основных изюминок предложенной многопроцессорной архитектуры «Истры 4816»,
изначально не была выкристаллизована авторами идеи ( Воробьёв А.Д. , Кнеллер Э.Г.,
Пац. В.Б.) хоть в какое-то схемное и программное решение, и уж тем более логично,
естественно и концептуально вплетена в BIOS, а представляла собой некую красиво
изложенную на словах и скупую на расширение идею с витиеватым обещанием решения
широкого диапазона каких-то задач, не доступных для однопроцессорных архитектур.
Среди таких задач особый интерес представлял вопрос организации многооконного режима
вывода информации на экран монитора.

    На тот период, когда мы (СКБ ПС ПО «Счётмаш») взялись прорабатывать эту
идею как одну из эффективных основ для создания машины, для некоторых специалистов
эта идея была трудно воображаемой. Для других же, имеющих некоторый опыт в разработке
СВТ, в положительном и эффективном успехе решение этой задачи сомнений никаких не
вызывало. Однако, давая оценку этим убеждениям с позиции прожитых лет в приложении
к полученному в конечном итоге результату, можно сказать, что процесс реализации этой
идеи внешне и наяву выглядел так: «Подумаешь, проблему нашли, какое-то ведро надо
поднять на 10-й этаж». И только в процессе выяснилось, что это ведро не с водой, а с ртутью!

    Нам же, непосредственным исполнителям этой идеи, ещё с самого начала работы
над архитектурой структурной и тем более функциональной схем машины было понятно, что
процесс адаптации этого ядра функциональной схемы ПЭВМ ко всему многообразию
существующих и будущих требований к прерыванию и доступу ко всему адресному
пространству поля памяти ОЗУ будет тернист и потребует нескольких версий схемных
решений. На нарисованных и утверждённых мной структурной и функциональной схемах
машины того времени (конец 1986г) схемное решение этого важнейшего функционального
узла представлено в примитивнейшем виде, «прилепленном» сбоку.

Исходная версия структурной схемы (подлинник не нашёл, только фото):



Исходная версия функциональной схемы ПЭВМ:



    Иными словами, на этапе нашего вхождения в эту работу никакого глубокого
понимания решения по организации арбитража динамического доступа любого процессора
или МОИ (особенно, в многооконном режиме работы) ко всему адресному пространству поля
памяти вообще не было. Была только голая идея, которую как-то надо было решать. А как
изначально поведёт себя система в целом при решении этих наиважнейших функций, не
знал никто. Решение этой проблемы наши схемотехники и системные программисты до самых
госиспытаний вынуждены были осуществлять (скажем так) — аврально. Поскольку при
освоении тех или иных прикладных или каких-либо системных задач, решаемых в
многопроцессорном режиме работы машины, появлялись новые проблемы, которые машина
должна была разрешать очень эффективно. А теперь представьте себе, уважаемый читатель,
с какой лёгкостью можно оперативно изменять на бумаге схемное решение, и какой объём
технических и технологических работ надо провести, чтобы изменить топологию многослойной
печатной платы. Нарисовать на бумаге коррективы — одно. А вот внести эти изменения
(да ещё по нескольку раз) на многослойной плате — проблема из проблем. А уж какие
проблемы возникают при освоении крупносерийного производства?! И это при том, что вся
конструкторская и схемотехническая документация нами уже была изготовлена на майларах
с использованием систем автоматизированного проектирования P-CAD и Auto CA, в том числе
с использованием системы подготовки конструкторской документации по нормам ЕСКД. На
тот период это был колоссальный прорыв в документообороте крупного предприятия. В СССР
такой технологией владели единицы предприятий. У подавляющего большинства предприятий
документация изготовлялась вручную по схеме ватман-калька-синька. Любое ничтожное
изменение в выпускаемом изделии требовало проведения кучи приказов на изменение и
изготовление гигантского набора синек. Единственное удовлетворение от работы на кальках наши
женщины находили в том, что потихоньку тырили эту кальку на выкройки юбок, блузок, брюк и пр.

    Итак, подчёркиваю, что во время вхождения наших (счетмашевских)
специалистов в работу по ознакомлению и осмыслению идеи этой многопроцессорной ПЭВМ,
вся «документация» в тот момент представляла собой ОДИН лист бумаги, на котором была
нарисована принципиальная схема, на основе которой была изготовлена многослойная плата,
на которой был установлен периферийный микропроцессор (КР580ВМ80А) и два системных
(КМ1810ВМ86 и КР580ВМ80А).
    Более-менее работал только лишь периферийный процессор, который должен
был эмулировать периферию. Было некоторое программное обеспечение, записанное в ПЗУ,
которое называлось «Монитор». Как позже в процессе краткой переписки с Э.М.Прайдаковым
я узнал, эту часть ПрО разрабатывал именно он. По сути своей это был в некотором роде
командный процессор, помогавший настраивать систему, представлявший собой симбиоз
программы на Ассемблере с конкретными кодами команд, вплетённых в BIOS. Чуть позже
это ПрО было полностью заменено на нашу версию. Всё!
Вот вся «машина», её «документация» и её состояние!
    Не было вообще никакой конструкторской, текстовой, технологической и
программной документации. Не было даже черновиков, которые бы указывали на то, что
такая работа вообще когда-нибудь велась. Не было никакого описания и тем более
инструкций по настройке и регулировке, о которых Прайдаков говорит в своих опусах о том,
что якобы её (документацию) передали на «Счётмаш», и что её «Счётмаш» 5 лет осваивал в
постановке на производство.
Это заявление является полнейшей чушью и, мягко говоря, НЕПРАВДОЙ.
    А заявление о том что, мол, ПЭВМ «Истру 4816» разработал академик Иосифян
(в инете есть и такие заявления), которого ни я и никто из наших разработчиков и
программистов никогда не видел, не встречался и не беседовал— является, с позиции нашей
оценки, полнейшим «бредом». Поскольку, если исходить из анализа текста статьи
«Не формальная история ПЭВМ «Истра 4816», заслуга Иосифяна в том, что именно он
предложил разработать многопроцессорную ПЭВМ, однако, в то время идей о разработке
ЭВМ с многопроцессорной архитектурой ещё задолго до «Истры» было «хоть пруд пруди»,
а результатов - НОЛЬ!

    Уникальность ПЭВМ «Истры 4816» заключается в том, что впервые в
мировой индустрии (нам известных) ПЭВМ нами (специалистами КО №9 СКБ ПС
Курского ПО «Счётмаш» на основе многопроцессорной идеологии построения
ПЭВМ, предложенной специалистами ОВНИИЭМ) на отечественной элементной
базе был реализован симбиоз схемно-программного решения, обеспечивающий
одновременную работу многопроцессорной архитектуры машины с различными
ОС в одном (но очень большом) адресном пространстве ОЗУ, и размещённой к
тому же в одной конструктивно моноблочной оболочке и полностью
удовлетворяющей требованиям исходной (очень жёсткой) версии ГОСТ 27201-87.


    Официально к разработке этой машины Курское СКБ ПС ПО «Счётмаш»
приступило в самом конце 1986 года после принятия РЕШЕНИЯ совместного совещания
руководителей Минприбора СССР, Госкомиздата СССР и ГКВТИ СССР в рамках выполнения
ПОСТАНОВЛЕНИЯ СМ СССР (далее своими словами) об автоматизации
редакционно-издательской деятельности в СССР. Правда, ещё до официального начала
работ над машиной наши специалисты (схемотехники и программисты) почти четыре месяца
вахтовым методом ездили в г. Истру и под общим руководством Э.Г. Кнеллера трудились
над запуском в работу предлагаемого схемного решения многопроцессорной архитектуры
машины, выполненной на системной плате, с целью проверки эффективности предлагаемой
архитектуры и выбора в качестве основы будущей ПЭВМ для многопрофильных АРМ.
И когда было устранено подавляющее большинство схемотехнических косяков и ошибок в
схемных решениях и топологии разводки многослойной платы и удалось запустить
периферийный процессор, и нам стало понятно, что идея многопроцессорности, изложенная
в заявке на изобретение (в соавторстве Воробъёва А.Д., Кнеллера Э.Г., и Паца В.Б.) имеет
полное право на успех, вся наша группа переехала в Курск, и далее уже работа пошла в
рамках утверждённого плана начиная с января 1987 года.
На упомянутом выше совещании в Минприборе (на которое есть ссылка в ТЗ) экспертную
оценку предлагаемой КОНЦЕПЦИИ ПОСТРОЕНИЯ МНОГОПРОЦЕССОРНОЙ ПЭВМ представлял
директор Института проблем управления им. Трапезникова В.А. РАН (ИПУ РАН), д.т.н.,
профессор, академик Грузинской Академии наук Прангишвили И. В. Его влияние в стране
на разработчиков СВТ и высоких чиновников было довольно большим. Его поддержка в том,
чтобы министерство Минприбора, Госкомпечати и ГКВТИ приняли именно
МНОГОПРОЦЕССОРНУЮ АРХИТЕКТУРУ машины в качестве основы будущих
многофункциональных и высокопроизводительных АРМ различного назначения, была
определяющей. На то у него (И.В.) были свои очень веские причины.
И связано это было вот с чем. Расскажу об этом поподробнее.

    Иверий Варламович ПРАНГИШВИЛИ имел признание научного мира в
области теории процессов и систем управления, информатики и вычислительной техники.
После аварии на Чернобыльской АЭС (26 апреля 1986г.) в 1987г. он был назначен
Генеральным конструктором СССР по АСУ ТП атомных электростанций. Избран и утверждён
в должности директора Института Проблем Управления АН СССР (ИПУ РАН).
Иными словами, большая часть системы управления работой атомных электростанций и,
естественно, большая часть ответственности за их безопасную работу была возложена на
ИПУ РАН, возглавляемый Прангишвили И.В. Я встречался с ним несколько раз по вопросам
архитектуры нашей ПЭВМ (она тогда ещё называлась просто — трёхпроцессорная) и
возможности её использования в системах управления атомными станциями. Перед тем,
как дать добро на разработку такой машины, наш министр Шкабардня М.С. (видимо!) с
целью заручиться компетентной поддержкой в выборе архитектуры машины для выполнения
поручений, определённых ПОСТАНОВЛЕНИЕМ СМ СССР по оснащению издательств СССР
современной ВТ, и как-то отодвинуть назойливые предложения своего первого зама (Смирнова),
который с особым усердием настаивал на том, что такие АРМ можно вполне создавать на
«Искра 1030», попросил Прангишвили познакомиться с нашими (тогда ещё только)
намерениями, изложенными в проекте ТЗ по этой машине и высказать своё мнение о ней
на Коллегии Минприбора СССР с участием руководителей Госкомиздата СССР и ГКВТИ
СССР. В это время его институт (ИПУ РАН) тоже занимался разработкой систем управления
АЭС. Но это были не универсальные как IBM/РС машины, а СВТ с вполне конкретными
функциями и назначением для АСУ ТП. При первой встрече идея многопроцессорности ему
очень понравилась. А главное то, что внутренние системные шины машины были доступны
через разъемы расширения для адаптеров различных АРМ. Он очень хорошо был осведомлён
о работах ОВНИИЭМ и не был удивлён тому, что идея архитектуры такой многопроцессорности
ПЭВМ исходила от них. Я, сидя у него в кабинете, от руки написал и оставил некоторое
общее описание машины и общие требования к проекту ТЗ. Договорились об очередной
встрече где-нибудь за 10 -15 дней до назначенной даты заседания коллегии. С чем я и
уехал в Курск. Телефонограмма пришла уже через три дня с просьбой приехать для
уточнения требований к ТЗ. Вначале я созвонился с ним, кратко обсудили их озабоченность
вопросами использования машины в системах АСУ ТП, надёжности, помехозащищённости,
радиационной защиты, а также требованиями к ТЗ на разработку программного продукта
для их нужд. От разработки ПрО я отказался с самого начала, поскольку их специфика
нам не знакома, и по этой части вопрос не к нам. Срочно встретились ещё раз у него в
институте. Был собран техсовет со специалистами института. Вначале был просто
обыкновенный базар с требованиями того, сего, этого и ещё вон энтого. Попросил И.В., чтобы
упорядочить этот хаос, чтобы кто-то вёл протокол. Организовали секретариат из двух девушек,
совещание сразу же вошло в ритм работы вопрос-ответ-выступление- обсуждение. Объяснил,
что на машину есть ГОСТ, в котором определены базовые исходные требования по массе,
энергопотреблению, по выводу и получению информации, за рамки которого мы выходить
не можем. А также то, что эта машина разрабатывается под АРМ редакционно-издательской
деятельности и что ещё будет разработана отечественная ЛВС, идеологом которой был
«Институт прикладной математики им. Келдыша». И еще, что для создания АРМ различной
направленности в архитектуре машины предусмотрены 6 мест для входа во внутреннюю
шину машины различных адаптеров. Совещание настояло на том, чтобы такая возможность
по установке дополнительных адаптеров для АРМ была отражена в ТЗ и в ТУ. Такая
возможность многим очень понравилась. Обещая шесть дополнительных мест, я умолчал о том,
что по предварительной структуре и нашим расчётам одно место уже занято контроллером НМД.
Открытым остался вопрос гарантированного обеспечения устройств расширения (адаптеров)
необходимым питанием. Хотя мы исходно закладывали в наш импульсный источник питания
исходную мощность в 200 Вт, по факту гарантированно получалось только 190 Вт, из которых
на обеспечение работы машины в базовой конфигурации расходовалось 90 Вт. И ещё один
важный вопрос, который постоянно муссировался на всех уровнях при обсуждении темы
ввода-вывода информации из/в ПЭВМ, это вопрос использования параллельного порта
(интерфейса) по протоколу Centronics. Точнее, даже не протокола, а самого разъёма. Эта
проблема была самой настоящей «головной болью» многих разработчиков того времени.
Дело в том, что в то время различные инофирмы, выпускающие т. н. периферийные
устройства (ПУ), договорились и стандартизовали протокол обмена информацией между ПК
и ПУ, получивший название «Centronics». А для реализации этого протокола обмена
информацией инофирмы использовали разъёмы и соединительные кабели собственного
производства, которые у нас в России не выпускались и не могли выпускаться.
Причина — банальна. Ограниченный объём спроса при высокой стоимости технологии
производства. И это без учёта стоимости лицензии (патента на конструктив и технологию
его производства). Чего только не придумывали наши умельцы для разрешения этой проблемы.
Например, некоторые смелые (точнее — отчаянные) умельцы, для соединения ПУ фирмы HP
со своим «произведением», отрезали от поставляемого с купленным устройством
соединительного кабеля разъём и распаивали вместо него свой (отечественный). Но это
нелегально и помогало не всегда. Более того, повышало риск отказов в работе таких
устройств и снимало все виды гарантий на дорогостоящую аппаратуру.

    В конечном итоге был оформлен протокол совещания по экспертной оценке
предлагаемой концепции построения ПЭВМ в приложении к использованию для нужд
атомной энергетики. Изложены дополнительные требования по надёжности и возможности
функционального расширения для построения различных АРМ. Требования по показателю
надёжности в 10000 часов наработки на отказ были введены именно по их требованию.
Такие же требования исходили от специалистов Министерства обороны СССР и Академии
наук СССР. Чего нам (Счётмашу) стоило обеспечение таких показателей по надёжности
— расскажу ниже. Если конечно не забуду этого обещания. На совместном совещании
руководителей Минприбора, Госкомпечати, ГКВТИ с участием представителей Курского
ПО «Счётмаш» (на решение которого в ТЗ на ПЭВМ и АРМ-Р есть ссылка, см. п.2 «Основания
для разработки») Прангешвили заявил, что предлагаемая ПО «Счётмаш» многопроцессорная
архитектура машины это то, что нужно АСУ ТП и, в частности, для атомных электростанций.
И добавил, что в эту архитектуру и её возможности он просто влюбился.
Совещание прошло в позитиве. Я на этом совещании был окончательно утверждён в
должности гл. конструктора и руководителя темы и был введён в состав рабочей группы
коллегии ГКВТИ СССР как гл. конструктор ПЭВМ от Минприбора СССР. Вот с этого момента
официально началась работа по созданию «Автоматизированного Рабочего Места для
Редакционно-издательской деятельности (АРМ-Р), в основе которой, в первую очередь,
необходимо было разработать ПЭВМ на основе многопроцессороной архитектуры.

    Ещё в процессе подготовки машины к Государственным испытаниям мы
показывали возможности машины многим заинтересованным специалистам различных
министерств и ведомств. Так, например, когда мы узнали о намерении Билла ГЕЙТСА
приехать в СССР и встретиться с руководством страны по вопросам лицензионного
использования его ПрО в стране, мы (Счётмаш) по инициативе КНЕЛЛЕРА Э.Г. передали
первый действующий макет машины программистам фирмы «ДИАЛОГ», которые
протестировали её и организовали нам отдельную встречу с Биллом. Результатом наших
переговоров стало то, что он официально разрешил нам использовать русифицированную
версию ОС MS DOS V3.2! А мне лично подарил полностью открытую версию со всеми
исходниками — пакет ПрО Microsoft Works на русском . Правда, я этим продуктом, в силу
невыносимого перегруза в работе, воспользоваться не мог, а отдал его своему сыну,
тогда ещё студенту.
Microsoft Works — это простой офисный пакет ПрО для работы с текстами, таблицами,
базами данных, календарного планирования и ещё — чего-то? Исторической ценностью
этого продукта для меня является только то, что лично мне его вручил Билл Гейтc.

    Машину мы показывали многим заинтересованным в ней представителям
организаций и просто заинтересованным специалистам. В своих доводах о полезности
функциональных возможностей машины я исходил из того, что возможность доступа
периферийного процессора ко всему адресному пространству ОЗУ открывает перед
разработчиками системного ПрО бескрайние просторы творчеству большому кругу
настоящих хакеров, способных дотошным образом разобраться и в полной мере оценить
уникальные возможности многопроцессорной архитектуры машины, предложив
нетрадиционные варианты её использования. Конечно, мои надежды были устремлены
на специалистов, в полной мере понимающих в этом толк и при этом ещё высоко ценящих
свой уровень понимания, свою удаль, кураж и сдержанный разгул. Проще говоря —
высококлассных системных программистов с амбициями. Конечно же, мы (и лично я) очень
рассчитывали на высокую оценку нашей разработки. И мы не ошиблись в своих ожиданиях.

    В качестве примера хочу отметить, что именно такие заложенные на
перспективу возможности машины, скажу с некой долей пафоса, покорили многих
отечественных и зарубежных программистов. Мало кто знает, что именно наличие
периферийного процессора и возможность его доступа ко всему адресному пространству
поля памяти, позволило, во-первых, повысить разрешение экрана монитора со стандартного
640х200 пикселей до 640х350 (иными словами, увеличить разрешающую способность
более чем в 1,5 раза), а, во-вторых, обеспечить машине работу с манипулятором «мышь».
Чего на тот момент вообще не было ни в «ЕС 1840», и тем более в «Искре 1030».

    Именно эти особенности машины приглянулись программистам из Югославии,
которые после многочисленных тестирований машины на различных выставках в Москве и
у нас на Счётмаше сделали нам крайне выгодное и привлекательное для СССР предложение.
Суть этого предложения сводилась к тому, чтобы организовать на территории Югославии
вначале небольшое серийное производство нашей «Истры 4816» (до 1000 машин в год с
перспективой до 5000 машин), куда наша сторона должна была поставлять всю
металлоконструкцию на машину. А они нам, взамен, всю передовую периферию. Они
планировали установить на неё операционную систему Unix. Это такая многопользовательская
ОС с большими возможностями по эмуляции. У них на эту ОС была лицензия. Инициатива
исходила от предприятия «RUDI CAJVEC» (г.Баня-Луке, Босния-Герцеговина), института
связи им. «Михайло Пупин» и двух частных предпринимателей. Один из Австрии, другой
из Италии. Предприниматель из Австрии к тому времени уже имел разрешение и практику
на ввоз в СССР большого перечня комплектации к ПЭВМ: мониторы, винчестерские диски,
различные ПУ (струйные, лазерные, матричные) и всякую другую «рассыпуху».
    Если в «двух словах», то интерес «Счётмаша» (читай СССР) с одобрения
Рыжкова Н.И. в этом проекте был в том, чтобы через Югославские компании, владеющие
к тому моменту современными технологиями в области производства специальной ВТ для
средств вооружения Западных государств, благодаря кооперации по производству этой
ПЭВМ СССР имел бы доступ к этим технологиям, которые СССР напрямую закупить тогда
ещё не мог. К решению этого вопроса был подключен ЦБ СССР, а также Курский завод
по производству аккумуляторных клемм на автомобили. Не помню почему, но на этих клеммах
(в гигантских объёмах) почему-то настаивали итальянские представители. Помню только, что
на вывоз такого объёма клемм нужно было специальное разрешение Правительства СССР.

    А когда мы Югославской стороне объявили о наших намерениях по разработке
и постановке на производство более мощной ПЭВМ, которая, опять же по классификации
ГОСТа относилась к классу ПМ5 и получила название «Истра 51632», то работа по освоению
производств машин в Югославии носила у них и, естественно, у нас характер АВРАЛА!
В конечном итоге мы им передали один образец «Истры» и технологическую документацию
на системную плату. Примерно через три месяца они нам передали около 100 восьмислойных
печатных плат великолепного качества. «Истру 4816» они демонстрировали по всей Югославии:



    Югославская сторона подготовила проект договора, который мы многократно
обсуждали на различных уровнях и в Югославии, и у нас, тогда ещё в СССР. Договор о
сотрудничестве в экономическом плане был для СССР исключительно выгодным. По сути
своей СССР получал беспошлинный ввоз всей крайне дефицитной для ПЭВМ «периферии»
(технология производства которой и по сей день для РФ недоступна), поскольку её поставляли
в обмен на поставки с нашей стороны металлоконструкции для сборки машин по цене,
эквивалентной цене производства Западных предприятий. Для СССР такая схема взаимных
расчётов была очень выгодной, т. к., во-первых, стоимость сплава листа проката алюминия с
какими-то присадками для сверхпластичной формовки корпусных деталей машины была на
Западе очень высокой, а, во-вторых, низкая трудоёмкость производства этих
металлоконструкций за счёт автоматизации процесса формовки давала нам большую выгоду,
поскольку, как я уже писал выше, технология производства этих деталей (металлоконструкций)
у нас была очень хорошо отработана.

    По этой теме немного отвлеку ваше внимание, уважаемый читатель. Технология
производства корпусных деталей на нашу «Истру» оказалась настолько удачной, что её
(технологию) приезжали смотреть даже зарубежные делегации. Особое усердие проявляли
инофирмы, которые предлагали нам поставить на производство свои разработки. Типа плит СВЧ.
Заготовок конструктивных элементов корпусных деталей под производство ПЭВМ «Истра 4816»
было наделано столько, что потом, когда мы, основные разработчики «Истры», вынуждены
были уйти со «Счётмаша», и он уже в агонии разваливался без нас, этих заготовок хватило
«Счётмашу» ещё на несколько лет проживания в т.н. «рыночных условиях».
В этот конструктив чего только счётмашевские (и не только счётмашевские) умельцы
ни «засовывали»: функциональные узлы ПЭВМ «Искра 1030», покупные платы IBM PC/XT
и AT, выпуская т.н. «самиздат».
    А чтобы привлечь к своим произведениям (уродикам) внимание, искусно
подделывали (копировали) даже эмблему нашей машины. А сколько этих конструкций
и деталей к ним растащили по домам и по всей России, мне неведомо.

    Продолжу по Югославии. Я до сих пор со жгучим стыдом в душе вспоминаю те
позорные моменты, которые я испытал перед Югославской стороной, когда новый
ген. директор нашего ПО, с которым мы были в то время ещё в довольно хороших и
уважительных отношениях, вдруг по совершенно непонятным для меня, моих коллег и других
участников процесса переговоров и подготовки проекта договора причинам, отказался его
подписывать. Договор, который был представлен нам в Москве на очередной международной
выставке и который был с нашей стороной многократно согласован и подписан на всех уровнях
с Югославской стороны. У меня совершенно не было никаких сомнений в положительном исходе
этого предприятия. К тому же, проект этого договора был тщательно проработан специалистами
на всех ответственных уровнях страны. Причём эти намерения были одобрены Рыжковым Н.И.

    Мы вместе приехали в Москву, предварительно посовещались с нашими
представителями, которые принимали участие в подготовке проекта договора, совершенно
не было никакой зацепки, чтобы можно было отказаться от подписи этого договора. Зашли в
комнату для переговоров, где нас ждала Югославская сторона. Все были в приподнятом
настроении. Радушно друг-друга поприветствовали. Шутили. Ген. директор попросил меня
ещё раз посмотреть договор, который я знал почти наизусть. После спросил, что я о нём
(договоре) думаю. Я ответил, считаю что договор надо подписывать, поскольку он (договор),
как мы ни раз это уже обсуждали, экономически и политически крайне выгоден для страны.
Он несколько секунд подумал и ответил: «Ну если ты так считаешь, то и подписывай». Меня
словно током пронзило. Все просто онемели. Я ответил: «У меня нет таких полномочий. Если
вы такие полномочия мне делегируете, я подпишу». Кстати, раньше так уже однажды было
на переговорах в той же Югославии, когда переговорщики от Администрации области, ЦБ и
зам. главного инженера ПО от незнания и непонимания сути технических и технологических
вопросов загнали переговоры в тупик. Я был тогда в другой группе делегации, изучающей
технологические возможности производства завода “RUDI CAJAVEC”.
Пришла телетайпограмма — с полномочиями возглавить мне переговоры.

    Слободан Милошевич, возглавлявший Югославскую делегацию, через некоторое
время подошёл ко мне с переводчиком и попросил меня отправить (и оплатить отправку)
аппаратуры из Шереметьева в Югославию, которую они привезли с собой на выставку.
И пояснил: «Я на все эти мероприятия спустил все деньги своей частной фирмы». Позже, когда
уже развалилась Югославия, а за нею и мы - СССР, анализируя поступок своего нового
руководителя, я так и не смог понять и объяснить себе, какие причины могли побудить его
принять такое решение? Политическая ситуация в стране? Степенная мудрость? Прозорливость?
Взрослая осторожность или просто какие-то детские капризы?

    Отказ от сотрудничества с Югославией через небольшой промежуток времени
очень негативно аукнулся для «Счётмаша», и связано это было с качеством производства
в стране фольгированного текстолита. Текстолит был не просто некачественный, а
совершенно не пригоден к использованию в многослойных печатных платах.






    (С) Навозенко Григорий Никитович 2021 г.


-----
WEB: http://www.tis.kz ICQ: 345-005-908 Mail: ak_kislov@mail.ru Fido: 2:5083/1 Radio: UN7GKQ
 
 Top
Сказали спасибо:
Andrey_Ak
Отправлено: 17 Марта, 2021 - 06:50:04
Post Id



Администратор
Crazy Коллекционер


Покинул форум
Сообщений всего: 470
Дата рег-ции: Дек. 2011  
Откуда: Almaty, KZ
Репутация: 0
Карма 0



Сказал спасибо: 2
Поблагодарли: 16


    В общей сложности «Счётмаш» выпустил всего около 30000 машин «Истра 4816»,
а тут начался развал страны по полной «программе». Заводы закрывались один за другим.
И на «Счётмаш» стал сплошным потоком поступать 100%-ный брак материалов, комплектующих,
ИС. Первым было остановлено производство СЧПУ. Хорошо помню, как сборочные цеха были
забиты стойками СЧПУ, а поступающая электронная комплектация из Зелинограда приходила
со 100%-ным браком. Следом было остановлено производство многослойных печатных плат
на «Истру 4816». Фольгированный гетинакс и стеклотекстолит - 100%-ный брак.
Уже значительно позже, по прошествии многих лет, после того как «Счётмаш» был полностью
перестройкой ликвидирован, а остатки народа были выброшены на улицу как ненужный хлам,
мы с ним (бывшим ген. директором «Счётмаша») совершенно случайно встретились вновь и он
попросил меня включиться в тему по созданию электронных систем учёта газовых потоков
- уже в рамках созданного нами (бывшими сотрудниками ПЕНТАГОНА, а потом и «Счётмаша»)
предприятия ООО «БАМП».

    Ознакомился с проблемой. Влез в тему «выше горла». Нашёл специалистов.
Организовал работу. Работа была проделана грандиозная. Было запатентовано несколько
идей, в том числе, например, патент на изобретение № 2389978 “Способ получения
информативных признаков для электронных средств измерения газовых потоков и устройство
для его реализации“, который в разделе «Перспективные Изобретения (ПИ)» ФИПС уже на
протяжении многих лет считается лучшим для газовой индустрии. (*)
По результатам этой работы нами был разработан и изготовлен действующий образец макета
электронного счётчика газа. Тогда ещё не были столь хорошо развиты телекоммуникации
(инет), и мы были вынужденны организовывать такие связи между потребителем и центрами
управления газовым хозяйством города через электронные картриджи.
Вот показываю ссылку, где об этой работе я на нашем форуме «Зерно онлайн» очень кратко
уже писал: https://forum.zol.ru/index.php?s...opic=6598&st=301 .
Почитайте, там ниже и выше есть что почитать о хлебе насущном. Я там под ником «Никитич».

Ниже фото исходной версии действующего макета бытового счётчика газа, на основе
работы которого и был получен патент на изобретение № 2389978 :



    В следующей версии макета, питание всей эл. схемы средства измерения
осуществлялось уже от преобразователя энергии движения газа в измерительной трубе.
По сути, в новой версии средство измерения (по старому - «счётчик») представляло собой
измерительную трубу с изящно прикрепляемого к ней экрана монитора, размер которого,
по нашей идее, определялся и комплектовался выбором потребителя. По художественному
оформлению этой версии средства измерения работал дизайнер. Дизайн — изумителен.
Самое настоящее украшение любой, даже изысканно обустроенной кухни. Кстати, дизайн
«Истры 4816», тоже его работа. Патентовать (тратить впустую средства) не стали. Поскольку
никому ничего не надо, а вся разработка по этой теме полностью велись только за счёт
средств нашего предприятия. Точнее, за счёт сельскохозяйственной деятельности предприятия.
Как, впрочем, и все остальные работы по этой тематике. Подробнее, можете посмотреть и
почитать тут: https://forum.zol.ru/index.php?s...opic=6598&st=312

    Эта разработка (по теме - электронные средства измерения газовых потоков),
оснащённая современными средствами связи (типа Wi-Fi) и изготовленными по нашим идеям
микроминиатюрными (в виде ИС) энергонезависимыми датчиками расхода тепла, воды,
энергоносителей, загазованности помещения, специальными автоматическими клапанами
отсечки газа в аварийных ситуациях и пр., может на 100% претендовать на самый
настоящий национальный проект, который вовлекает в оборот средства граждан страны
в объёме (вы не поверите):

45 000 000 шт. * 40 000 руб. = 1 800 000 000 000
(читается так — 1 триллион 800 миллиардов рублей). И это только по России!
Воспитанный и культурный читатель, если конечно он до этого места дочитает,
наверное скажет — «дорого»! Просто воспитанный - «о-го-го!». Ну, а нормальный,
скажет - « нифигасе». Отвечу и тому, и другому, и третьему: «Ну тогда и не нойте,
что ваша ЗП в 18-20 т.р., а пенсия от 8, (а в лучшем случае) - 15 т.руб.»
Во Франции, например, (в ТО ВРЕМЯ !!!) допотопный счётчик газа, примерно то,
что у нас сейчас продают (мембранные - называются), правда с хорошим
дизайном и оплатой через карту изначально стоил 900 EVRO.


На разработку просил немного. Вот тут я об этом писал:
http://www.energyland.info/analitic-show-59275
«Об измерении и учёте газовых потоков, когда революция?»
http://www.energyland.info/analitic-show-63210
«Сколько стоят инновации в России ?».

    Вся эта электронная система управления работой такого многофункционального
средства измерения и управления квартирным хозяйством (учёта расхода, потребления,
стоимости, оплаты, охраны, контроля безопасного использования газа (автоматического
отключения подачи газа потребителю при обнаружении загазованности выше установленного
порога и автоматическое оповещение соответствующих служб), пожарной безопасности,
распознавания и идентификации по голосу субъекта права входа в систему, допуска к
пользованию и управлению системой, допуска к связи с регуляторами и поставщиками услуг,
властью, полицией и МЧС (в т.ч. связью типа “Skype”), по нашим расчётам должна умещаться
в конструктиве, общим объёмом равным 0,4л. Показывали разработку на различных выставках.
Более того, показали действующий макет самым высоким руководителям в ГАЗПРОМЕ, благо
к этому проекту подключилась фирма ЗАО «Конверсия ХХI», учредитель которой был
руководителем одного из подразделений строившего газопровод «Уренгой-Помары-Ужгород».
И, в связи с этим, доступ к руководящим структурам ГАЗПРОМА у нас был довольно свободен.
Это, было ещё при Вяхиреве Р.И. Руководители соответствующих служб ГАЗПРОМА приезжали
в Курск, смотрели и оценивали технологические возможности завода «Маяк» по производству
этого счётчика. Средств на полное переоснащение завода под производство этого счётчика
нужно было - «море». Но главной проблемой в постановке счётчика на производство были не
количество средств на переоснащение завода и даже не то, что у населения того периода
времени не было средств на приобретение таких дорогих средств измерения, а то, что просто
вся страна, все её структурные службы, отвечающие за поставку, учёт и расчёт стоимости
газа для населения ВООБЩЕ НЕ БЫЛИ и не МОГЛИ БЫТЬ готовыми к эксплуатации таких
многофункциональных средств учёта. Невольно, но очень остро, у поставщиков газа возник
риторический вопрос, а какие ЭЛЕКТРОННЫЕ СРЕДСТВА ИЗМЕРЕНИЯ ГАЗОВЫХ потоков для
бытового, коммунального и промышленного сектора экономики государства нужны в настоящее
(в ТО время) стране? Управление «Росгазификации» организовало и провело очень большой
симпозиум по этой теме с приглашением немецких компаний занимающихся разработкой и
эксплуатацией таких (мембранных) счётчиков. Разобрались — вот именно такие (как мы и
предлагаем) как раз-то и НУЖНЫ! Но страна (точнее - её БЮДЖЕТ) не готова вкладываться
в эту тему, потому что страна не готова такую разработку эксплуатировать. В это самое время
по всей стране шёл процесс реорганизации автономных региональных служб, обеспечивающих
население газом, в единую систему «ГАЗПРОМ межрегионгаз …». А что же и где же бизнес?
Отвечаю вопросом. Будете ли вы вкладываться в разработку технологии производства этого
средства измерения, даже будучи уверенные в том, что успех в крупносерийном производстве
таких средств измерения гарантирован, но при полном отсутствии гарантии того, что эти
средства измерения будут страной использоваться?

    Прошло почти 20 лет, как Ты, ув. читатель, думаешь, почему до сих пор в РФ
(да и не только в РФ, а по сути, вообще везде) нет чёткого решения власти (по электронным
средствам измерения газовых потоков для бытового, коммунального и промышленного сектора
экономики) на разработку, производство и эксплуатацию таких средств измерения. Не буду
томить и пытать Тебя такими вопросами. Отвечаю, нужен ЗАКОН РФ, который в просторечии
называется ГОСТ и в котором чётко должно быть прописано, что из себя представляет и
какими функциями должно быть наделёно такое электронное средство измерения. И при
этом никто из разработчиков не имеет права ухудшить разработку ни на микрон ни влево,
ни вправо, вверх можно, вниз нельзя. А разработать такой ГОСТ может только тот, кто в этом
«шарит». А кто у нас в стране (РФ) в этом «шарит»? Отвечаю, из тех кто есть — НИКТО!
Потому-что их уровень знаний в этой области (разработка электронных средств измерения
газовых потоков) — основан на допотопных приборах эпохи Царя Гороха: термометре,
манометре, плотномере и счётчике велосипедного типа, которые мы, дети войны, ещё 60 лет
назад ставили на свои велосипеды. Знаете, такой с несколькими разрядами колёсиков,
внутри малюсенькой коробочки, на которых нарисованы цифирки. Ну, ещё может быть, такая
трубка стеклянная с чёрточками — РОТАМЕТР называется. Всё. Вот это и есть сегодняшний
уровень знаний тех структур, которым государство может поручить разработать такой ГОСТ.
Стоит такая бумажка (страниц 5 - 6) будет примерно миллионов 20. А может быть и более.
Самая затратная часть в любом ГОСТе это не стоимость того, что там написано по существу,
а получение подписей экспертов, уровень понимания которых в электронных средствах
измерения вообще не поддаётся оценке.

    Ещё хуже ситуация с т.н. утилизацией попутного нефтяного газа (ПНГ), большую
часть которого попросту сжигают на факелах. Написали кучу очень строгих федеральных
законов по учёту УТИЛИЗАЦИИ такого газа и на этом успокоились. Исполнители научились,
как это и во все времена у нас на Русии было, ублажить сознание контролирующих органов
словами по удовлетворению требований этих законов. Подогнали надуманными цифрами
под требования т. н. полезной утилизации и всё! А измерять количество утилизированного
такого газа на факелах как нечем было 100 лет назад, так и до сих пор нечем.
Никому ничего не надо. Почему? Ведь мы сжигаем на факелах ценнейшее химическое сырьё,
о котором ещё Д.И. Менделеев говорил — топим ассигнациями (точно не помню).
Вот тут и ниже почитайте об этом, если конечно интересно:
https://forum.zol.ru/index.php?s...opic=6598&st=286 И особенно сообщения: #302 и #303

Продолжу про Югославию

    Я тогда постеснялся задать вопрос о причинах отказа подписать договор с
Югославией, боясь окончательно утратить веру (или иллюзию в веру) в какую-то особую,
мне недоступную, мудрость наших руководителей. Правда, более молодые мои коллеги позже
высказали мысль о том, что вся мудрость наших руководителей скрывалась в том, что в
проектах законов о приватизации и акционировании предприятий руководителям таких
предприятий по закону ПРИЧИТАЛОСЬ 12% активов этих предприятий. А «Счётмаш» был
одним из самых крупных предприятий Курской области. На расчётном счете банка лежали
огромные средства народа страны, которые в мгновенье ока превратились в личные капиталы
руководителей предприятий. Я не знаю, насколько эта инфа достоверна, поскольку нас,
перешедших на ПО «Счётмаш», это положение не касалось, так как к приватизации
предприятия допускались сотрудники, проработавшие на предприятии не менее 9 лет.
А мы, перешедшие на «Счётмаш» под словесные гарантии быть привилегированными
специалистами, всего-то проработали чуть более 3-х лет.

    Стараясь быть объективным в оценке значимости нашей разработки как
мотивирующего фактора, побуждающего мировую индустрию ПЭВМ к созданию
многопроцессорных ПЭВМ, считаю ничтожной. Поскольку общая мировая устремлённость
в создании универсальных с мощной производительностью ПЭВМ и программного продукта
к ним всё равно бы привела разработчиков к острой необходимости по созданию ПЭВМ с
многопроцессорной архитектурой, обеспечивающей к тому же эмуляцию очень важных
недостающих функций машины или программного продукта, разработанного под другие
архитектуры. Всплеск интереса к созданию микропроцессорных наборов БИС после
анонсирования Intel своего 4-х разрядного процессора i4004 и набора БИС обрамления к
нему (1971г.) подтолкнуло мировую индустрию ИС к созданию своих микропроцессоров.
Ну, естественно, и своих машин, имеющих некоторые функциональные отличия от конкурентов,
требующих, в свою очередь, решение вопросов совместимости. Что мы с вами сейчас и
имеем. Все (или почти все) мощные ПЭВМ имеют многопроцессорную архитектуру. Да что тут
разглагольствовать, у многих из нас в кармане «валяются» гаджеты с многопроцессорной
архитектурой. Однако, при этом, считаю, что будет неправильным скромно умолчать о том,
как «айтишники» того времени отнеслись к появлению нашей машины. Если не принимать во
внимание масштаб Государственных испытаний, в работе которых непосредственное участие
принимали ведущие специалисты основных министерств и ведомств СССР, а в рабочих группах,
обслуживающих подкомиссии, были их же помощники-программисты с различным набором
своего уникального или известного программного продукта, то первое публичное международное
оповещение о создании этой машины было анонсировано на международном форуме под
названием INFO-89, проходившем в Минске в октябре 1989 года.

    Международный симпозиум INFO-89 в Минске - грандиознейшее событие
начала перестройки. Ничего подобного (с позиции оценки полезности для общества) ни до,
ни после этого симпозиума я уже и не припоминаю. При этом имею ввиду концентрацию
знаний для обмена мнениями специалистов высочайшего уровня (большей частью) мирового
сообщества. Причём, сообщества специалистов различного направления использования СВТ
с общей для всех целью — ускоренного развития и освоения СВТ в жизненном
пространстве обыденных людей.

    Напомню, что мы (СКБ ПС Курского ПО «Счётмаш») в апреле того года успешно
провели Государственные испытания «Истры 4816», и по этой причине интерес к этой машине
был довольно большой. К тому же, в докладах пленарного заседания об успехе в Курске
было отмечено несколько раз. А потом были и наши доклады, которые в основном начинались
и заканчивались кратким обзором и ответами на вопросы:



    Кроме того, были различные публикации, и довольно подробные, во многих
специализированных информационных изданиях. Например, в журнале МИР ПК. Намедни,
ковыряясь в своём архиве в поиске материала о симпозиуме в Минске для написания этого
материала, неожиданно для себя нашёл исходный текст своей статьи ОСНОВНЫЕ ОСОБЕННОСТИ … .
И хотя эти все воспоминания и писанина урывками на фоне моей занятости вопросами о
ХЛЕБЕ НАСУЩНОМ, скажу честно, очень надоели, тем не менее был удивлён и обрадован.
Вначале просто листанул пару страниц и бросил в общую кучу бумаг, которую собирался
отнести на мусорку. А потом, через несколько дней, эти листы с текстом статьи (исходный
материал) опять попались на глаза. Отложил, а через неделю, на ПАСХУ сидя в самоизоляции,
прочёл. И был несколько удивлён характеру своей писанины. На то историческое время
характер статьи был хоть и в сдержанных тонах, но всё равно какой-то - горделивый.
Основной материал статьи был написан лично мной, либо в моей редакции советы и
предложения Паца В.Б. И только последний раздел под названием «Собственно о
совместимости» по моей просьбе после моего вступительного текста и незначительных моих
правок написал бесконечно уважаемый мною Илья Семёнович ЗИЛЬБЕЛЬБЕРГ. Причём,
всё написанное им изложено в спокойной доброжелательной форме и полностью открыто,
что, в общем-то для меня, хорошо знавшего его характер не понаслышке, выглядит весьма мило.

    Надеюсь на то, что из этого текста дотошным хакерам или просто любителям
дивной старины (как мне кажется) будет весьма интересно узнать некоторые принципиальные
подробности о возможностях ПЭВМ «Истра 4816» из первых рук, без всяких прикрас и моих
(гл. конструктора) «измышлизмов». Передам этот «манускрипт» (хоть он и в черновом виде),
как он был изначально написан «смотрящему форума». Тут же есть и фото моей физиономии
того времени. И преамбула к этой статье. Посчитает нужным — выставит на общее обозрение.
Естественно, что все ведущие разработчики этой машины с текстом статьи были ознакомлены.
Существенные замечания мной в тексте были учтены.

    Статья эта в чистовом исполнении вместе с преамбулой и моей фотографией
того времени была передана оказией (проводником поезда) в редакцию МИР ПК. Не знаю,
на каком этапе фото с преамбулой были утрачены. Короче, редакция вынуждена была
напечатать так, как получилось. Почти на всех выставках «Истра 4816» представлялась в
самых различных вариантах использования с информационными листовками,
подобными вот таким:



    Небольшой объём материала о Государственных испытаниях «Истры 4816» в
инете есть. Поэтому не буду перегружать повествование излишними подробностями. Скажу
только, что ровно через три месяца после испытаний «Истры» мы с успехом провели
Государственные испытания АРМ-Р. Вот, представлю некоторые ссылки по этому, ТЗ на АРМ-Р:



    О причинах выбора архитектуры ПЭВМ для этого АРМ я уже выше написал.
В конечном итоге, после всех этих заседаний, совещаний, бесконечных споров, обсуждений,
и предложений, анализируя всю совокупность различных мнений и кучу предложений -
какую архитектуру ПЭВМ выбрать в качестве основы для создания «Редакционно-издательского»
АРМ, я принял решение и в ТЗ на этот АРМ-Р в разделе «Источники для разработки» в качестве
первородного исходного материала для разработки в п. 4.6. вписал Заявку на изобретение
№ 4208898 от 19.12.86г «Многопроцессорная персональная ЭВМ». Авторы: Воробьёв А.Д.,
Кнеллер Э.Г., Пац В.Б.
Вот в ТЗ на АРМ ссылка на информационные источники для разработки:



АРМ Р монитор на специальном кронштейне:


ТС ЛВС «РИНГ»:



    А это был СЕНТЯБРЬ 1989 года. До провозглашения распада СССР оставался
один год. Но уже кучка «верных ленинцев» прибирала к рукам вначале самые лакомые
«куски» страны, а потом всё подряд. Причём, этот процесс приватизации не был стихийным,
а всё делалось по законам, которые сами под себя и писали, пока основная масса рабочего
люда страны мытарилась в поисках средств к существованию и в недоумении пыталась понять,
что это такое — акционирование и приватизация.

    В дополнение к написанному может быть стоило бы ещё хотя бы в кратком
изложении (так в пару-тройку абзацев), описать историю создания технических и программных
средств Локальной Вычислительной Сети (ЛВС «Ринг»), идеологами архитектуры которой
выступили руководители Института прикладной математики (ИПМ им. М.В. Келдыша РАН).
Тут тоже для специалистов по ЛВС много чего было бы интересного, но почему-то уверен, то
из простых читателей мало кому, (а точнее - вообще никому) этот материал будет интересен.
По этой причине выставлю для обозрения только несколько сканов листов ТЗ на эту работу:



Если так можно: Апофеоз к воспоминаниям об истории создания ПЭВМ «Истра 4816»

    Твёрдо заявляю как исторически не поддающийся сомнению факт, что в
отечественной индустрии IBM/PC совместимых ПЭВМ класса ПМ4 первой ПЭВМ с очень гибкой
многопроцессорной архитектурой является ПЭВМ «Истра 4816», разработанная НАМИ в «СКБ
Программоуправляемых средств (СКБ ПС)» Курского ПО «Счётмаш» и поставленная на
серийное производство в цехах ПО с общей ориентацией на перспективу в 35500 машин в год.
Ещё раз повторю, что для того времени это был очень масштабный проект. И при этом ещё
подчеркну, что серийное производство этой машины началось перед самым началом распада
СЭВ (официально объявленного 28 июня 1991 года, а 8.12.1991г — СССР).
Точнее, распад начался значительно раньше, а официально объявили в указанные даты.

    Хорошо помню тот гигантский масштаб работ, который был проделан страной
для организации крупносерийного производства этой машины. Как завод был, в прямом
смысле, поставлен на дыбы, «раскручивая» её (ПЭВМ «Истра 4816») производство.
Завод работал в три смены! ПО «Счетмаш» был флагманом МИНПРИБОРА СССР по
производству СВТ. В том числе сложнейших систем СЧПУ для станков с различными
функциями. Вот, чтобы не повторяться, даю ссылку на мои сообщения на одном из форумов
«Зерно Он-Лайн», как работал в тот период «Счётмаш», где в краткой форме изложено, что
из себя в ту пору он (завод) представлял: https://forum.zol.ru/index.php?s...opic=6598&st=294
Там на форуме я - под ником «Никитич». Там выше и ниже, и на других ветках форума, есть
что почитать для расширения кругозора о том, что думает и о чём печалится народ, который
производит для нас всех - ХЛЕБ НАСУЩНЫЙ.

    Потребность в машинах профессионального класса была колоссальный. Ну и
затраты на организацию крупносерийного высокотехнологичного производства на ПО
«Счётмаш» тоже были колоссальными, что в конечном итоге и сказалось на стоимости машины.
Для обеспечения надёжной работы машин в цехе сборки готовой продукции были созданы
специальные комнаты-камеры, поддерживающие повышенную рабочую температуру и
влажность, с одновременным размещением по 100 машин в каждой для суточного
технологического прогона. Каждая машина устанавливалась на отдельном столике — каталке,
что позволяло операторам, в случае необходимости, отключить столик от питания и выкатить
машину по запросу. На машинах устанавливалось специальное тестовое ПРО, работающее в
автоматизированном режиме с регистрацией всех обнаруженных зависаний, неисправностей
или отказов. И это при том, что для обеспечения оговоренных в ТЗ и ТУ требований по
надёжности (наработка на отказ - 10000 часов) на складах приёмки поступающей комплектации
были организованны посты входного контроля. Были разработаны специальные стенды, ПРО
и инструкции. Особой проверки подвергались ИС памяти, силовые транзисторы и силовые ИС.
И ещё:
Многослойная печатная плата - не самоцель, а вынужденная острая необходимость, вызванная
не требованием какой-то моды, а мировым уровнем освоения производства и использования
БИС высокой степени интеграции, монтаж которых вызывал безальтернативную потребность
в освоении производства многослойных печатных плат. А всё это, в свою очередь,
обуславливалось в конечном итоге совокупностью несовместимо противоречивых технических
и функциональных требований к машине, которые было очень сложно эффективно объединить
с удовлетворением требований ГОСТов. И нам разработчикам СКБ ПС Курского ПО «Счётмаш»,
удалось это в полной мере осуществить за счёт:
- освоения современных технологий в разработке и сопровождении производства машины
  с использованием САПР: Р-CAD, AutoCAD;
- освоения производства многослойных печатных плат и автоматизации процессов послойной
  проверки разводки печатного монтажа;
- освоения производства автоматизированной установки на плату ИС и комплектующих;
- освоения производства автоматизированной пайки большого размера плат;
- освоения технологии производства сверхпластичной формовки корпусных деталей
  и узлов машины;
- использования новейших материалов;
- использования ИС с высокой степенью интеграции;
- многопроцессорной архитектуры машины с многоканальным доступом ко всему
  адресному пространству поля памяти ОЗУ;
- снижения массо-габаритных показателей машины в целом (сокращение количества
  установочных мест под функционально законченные устройства машины, сокращение
  разъёмов, соединительных шлейфов) и резкого сокращения трудозатрат в
  технологической цепочке производства. В т.ч. за счёт сокращения рабочих мест,
  автоматизации процессов проверки монтажа печатных плат по всем слоям, полной
  автоматизации набивки (монтажа) платы микросхемами и навесными деталями,
  полной автоматизации пайки ИС и навесных деталей (волной);
- повышения надёжности и срока безотказной работы, в т.ч. и за счёт снижения количества
  соединительных разъёмов и жгутов.
На тот период времени освоение всех перечисленных новаций было революционным
событием в производстве наукоёмких СВТ.

    Ещё раз о НАДЁЖНОСТИ. Вспоминаю, каких сил и временных затрат потребовало
решение проблемы обеспечения теплового режима работы системной платы. Была создана
целая группа специалистов, которым было поручено исследовать температурный режим работы
системной платы. В плату было установлено несколько датчиков температуры, показания
которых выводились на монитор машины через специально разработанный и изготовленный
адаптер. Было разработано специальное ПРО, которое контролировало тепловой режим в
системной плате в течение суток в различных условиях работы машины. В конечном итоге
для обеспечения надлежащего теплового режима работы системной платы вынуждены были
несколько раз переделывать компоновку блока питания, который был создан специалистами
отдела серийного сопровождения завода: зав. сектором ЧИРВИНЫМ Борисом Гавриловичем
и инженером ФУРСОВЫМ Анатолием Васильевичем. При каждой новой компоновке
машины меняли режим работы вентилятора, да ещё и со сменой направления потока воздуха,
с целью поиска оптимального теплового режима работы машины. То на нагнетание вовнутрь,
то, наоборот, на выброс тёплого воздуха наружу. Или, например, перфорация на лицевой
панели корпуса машины, которая по нашей логике должна была решить проблему охлаждения
и отвода тепла из машины, на самом деле вначале ничего нам не давала. И только потом
последовательное открытие или закрытие разных отверстий перфорации, обеспечивавшие
при этом входному потоку определённый уровень турбулентности, позволило в конечном
итоге добиться обеспечения надёжной циркуляции через системную плату наружного воздуха
и, тем самым, обеспечить надлежащий тепловой режим работы машины. Освоение всех этих
новых технологических новаций, материалов и комплектующих очень серьёзно сказалось
на конечной цене машины. После нашего ухода со «Счётмаша» узнал, что для снижения
себестоимости машины из комплекта поставки были убраны кронштейн для чёрно-белого
монитора, арифметический сопроцессор КМ 1810ВМ87 и ещё что-то. А под самый конец
существования «Счётмаша» вообще стали выпускать машину только с двумя процессорами.
Ну, что сказать? Ломать — не строить!

    О демонстрации МАШИНЫ в зале заседания СМ СССР.
Вот, под конец своих воспоминаний НАСТОЯТЕЛЬНО рекомендую прочесть очень короткое
интервью с нашим министром ПРИБОРОСТРОЕНИЯ …, ШКАБАРДНЁЙ Михаилом Сергеевичем,
с которым мне в силу своих обязанностей пришлось несколько раз участвовать в переговорах
с представителями инофирм, которые предлагали свои услуги в сфере организации
производства СВТ в виде различных электронных приборов или оборудования на их
основе. Короче, как сейчас модно говорить — очень желали быть инвесторами.
Однако, все эти «любезности» после тщательных расчётов итогового экономического
баланса вводили СССР в большой минус. https://mywebs.su/blog/politic/29353/
Вообще-то, основной экономической бедой СССР в тот период, было полное отсутствие в
стране ликвидной валюты. А запасы драгметаллов (золота, серебра, платины) в больших
объёмах уходили на производство специальных средств вооружений, приборов и ИС для
оборонного комплекса страны. Правда, вспоминаются сообщения из «желтой прессы» начала
перестройки, что на запад уходят вагоны с золотом. Верилось с трудом, хотя сомнения были.
Но, если учесть, что до перестройки в Курске был единственный ювелирный магазин, а сейчас
в каждом торговом центре по 3, 5 и более ювелирных салонов разных собственников,
то можно предположить, сколько же было в России золота!!!

    Кроме того, в соответствии с установленным регламентом по контролю
выполнения ПОСТАНОВЛЕНИЙ СМ СССР «Счётмаш» обязан был ежеквартально отчитываться
(информировать) о состоянии дел или об итогах выполнения календарных планов работ,
установленных ТЗ. Ну, это и понятно, поскольку разработка этой машины - ГОСЗАКАЗ,
исполнение которого находилось под контролем СМ СССР.

    Кстати, предложение Югославской стороны по совместному производству
«Истры 4816» в Югославии вначале было резко отвергнуто. А потом, совершенно неожиданно
для нас, так же резко одобрено и взято под контроль. Более того, для решения некоторых
экономических вопросов в переговорный процесс был вовлечён ЦБ СССР. На старт проекта
был выделен небольшой объём валюты. Шкабардня М.С. проинформировал Н.И. Рыжкова о
состоянии дел по выполнению ПОСТАНОВЛЕНИЯ СМ СССР по автоматизации процессов
редакционно-издательской деятельности на основе нашей машины. Он также рассказал об
интересе к этой машине со стороны Югославских предприятий и доложил, в чём может
заключаться интерес СССР в таком сотрудничестве. Н.И. Рыжков попросил нашего министра
показать нашу машину СМ СССР. Шкабардня пообещал, и такой показ чуть позже организовали
прямо в зале заседания СМ. Расскажу об этом поподробнее. Попыток показать машину из-за
переносов сроков было три. И только последняя из них удалась.

Такой показ произошёл уже после того, как Счётмаш приступил к освоению технологии
серийного производства, а работа по договору (с Югославской стороной) была в самом разгаре,
и мы уже несколько раз обменялись делегациями. Мы ездили и знакомились с условиями
организации производства в Югославии, вот в тот момент и была организована эта демонстрация.
Причём под эту демонстрацию Шкабардня М.С. попросил директоров заводов Рязани и Смоленска
показать какие-нибудь и свои перспективные разработки. Из ПЭВМ «Истра 4816» была
единственной. Демонстрация была организована прямо на столах заседания СМ СССР.
Мы приехали к 12 часам дня. Причём, я был несколько удивлён тому, что какого-то особого
режима досмотра для нас, сопровождавших аппаратуру лиц и самой техники, не было.
Проверили паспорта, сверили со списком допущенных лиц. Нас, сопровождавших, всего было
три человека. Директор Рязанского завода, руководитель Смоленского СКБ и я, от Курского
ПО «Счётмаш». Осмотрели внешне аппаратуру и пропустили в приёмную зала заседания СМ.
Там всю технику достали из ящиков, занесли в зал заседания и расставили на столах.
Вначале была проблема с подачей эл. энергии. Её довольно быстро решили. Включил машину
в тестовом режиме, всё проверил. И ждали до 10 часов вечера, пока не закончилось очередное
заседание где-то там у Горбачёва. Всего пришло смотреть человек 15. Все выглядели
уставшими. И только лишь Н.И. Рыжков проявил живой интерес. Я очень кратко изложил
и показал конструктивные особенности машины и назначение, где машина может быть
использована. Продемонстрировал набор текста и печать на матричном принтере. Учитывая
его вопросы, я понял: он был осведомлён о том, что машина предназначается не только для
АРМ РЕДАКЦИОННО-ИЗДАТЕЛЬСКОЙ деятельности, поскольку вопросы его были
сформулированы примерно так: «Ну, кроме издательской и АЭС, где ещё эта машина может
быть использована?». «Сколько и когда будет выпущено?» И под конец:
«А что с Югославией?». На тот момент договор ещё не был согласован.
Об авторах ПЭВМ «Истра 4816» (сотрудников КО № 9)
Автор - физическое лицо, творческим трудом которого создано произведение (вики…).
Автор — создатель, творец произведений материального и не материального мира (вики…).
Произведение — продукт творчества.

    Вот собрался написать в своих воспоминаниях раздел об авторах ПЭВМ
«Истра 4816» и никак не могу отделаться от одной очень назойливой мысли в голове после
прочтения книги моего боевого товарища, если, конечно, так можно сказать о нашей
совместной работе ещё в ПЕНТАГОНЕ о том, что оценка (или переоценка) одних и тех же
событий, результатов своего творчества, значимости, заслуг и пр., у каждого из соавторов
любого произведения - своя. Однако, для тех, кто мало себе представляет, как работает
гигантское предприятие, обязан хоть самую малость раскрыть суть работы такого
предприятия на совсем малюсеньком примере работы, где ответственность, казалось бы,
совсем простого инженера-разработчика перед всем коллективом завода в целом,
и СКБ в частности, порою зашкаливает.

    Очень сложно, даже, наверное, невозможно переоценить заслуги коллектива
отдела в целом, и каждого специалиста отдельно, поскольку напряг, который каждый из
них пережил и, особенно, на этапах подготовки к Госиспытаниям и подготовки производства
к выпуску первой установочной серии машин в 5000 шт., трудно описать, работа которых,
внешне, несведущему человеку со стороны, напоминает Броуновское движение молекул.
По тем временам «Счётмаш» - гигантское предприятие . Представьте себе ритм работы такого
предприятия, где одновременно в смену работает коллектив только одного монтажного цеха
в 1000 человек. Заходишь в цех и не видишь конца дальнего рабочего места. У каждого
рабочего места - строгое плановое производственное задание с архистрогими технологическими
процедурами, которые невозможно нарушить и тем более пропустить брак.

    Или, допустим, заготовительный цех, где под формовку корпусных деталей
машины по строгим технологическим чертежам и прописям рабочие готовят из очень дорогого
листа сплава алюминия заготовки деталей и узлов будущих машин. А тут, бац, разработчик
или технолог нашёл ошибку в чертежах или технологической прописи. Что делать? А рабочие
уже подготовили заготовки под 1000 комплектов машин. Кричать, эй подождите «щас»
подумаем, «чё» делать дальше, а это всё, что заготовили — на свалку? На заводе так не
работают. На крупных предприятиях в таких ситуациях всё очень строго прописано, и все
действия по исправлению ситуации архисрочно исполняются. Все ответственные руководители
и исполнители всех служб завода в срочном порядке «бегут» в цех и в пожарном плане
принимают на месте решения, которые тут же превращаются в приказы, что, как и кому надо
делать, чтобы с наименьшими потерями выйти из сложившейся ситуации. Приказы с кучей
подписей всех ответственных руководителей и исполнителей - это тот единственный документ,
который в таких ситуациях работает. И тут же плановики и экономисты с руководителями
ответственных подразделений рассматривают вопросы, куда можно списать понесённые
затраты или убытки. Параллельно срочно вносятся исправления в исходную документацию.
И вот в этой ситуации вся ответственность падает, казалось бы, на самое нижнее инженерное
звено специалистов, которые в секторах и группах разработчиков ведут сопровождение
разработки на производстве. Как правило, это специалисты ВЫСОЧАЙШЕГО УРОВНЯ ЗНАНИЙ.
Знают свою тему досконально и, пользуясь этим, в спокойной манере доказывают экономистам,
что это не вина разработчика, а то что в ГОСТах или ТУ, или ещё в какой-либо нормативной
документации указано так-то и так-то. И по этой причине, с учётом этих требований, в
документации указано то, что предписывает эта нормативная документация. Были случаи,
когда такие специалисты зная досконально требования нормативной документации на
материалы и комплектацию доказывали, что вины разработчика в этой ошибке вообще нет.
Кроме того, эти специалисты - ещё к тому же великие психологи и тактики. Они знают кому,
и как, и в какой очерёдности надо преподнести эту неприятную весть о том, что обнаружена
грандиозная ошибка (и, конечно же, не по вине разработчика). Иначе повесят всех собак
не только на отдел, но на всё СКБ. Могут лишить премии за квартал на все 100%. Что,
впрочем, хоть и редко, но бывало. И чем больше тем ведёт СКБ, и больше разработок
внедряется на заводе, тем чаще такое происходит. Вот такая доля разработчиков.

    И в связи с вышеизложенным, я не буду излагать свои оценки каждому из
соавторов этого произведения под названием «ПЭВМ «Истра 4816», поскольку каждый из
них имеет свой очень высокий уровень простого человеческого и профессионального
достоинства, чтобы понимать свою личную значимость в этом произведении и гордиться
своим участием в этой работе. Понимая при этом и то, что так метко и правдиво написал
один из моих любимых поэтов в своей бессмертной поэме «Василий Тёркин» А.Т. Твардовский:
        Мой читатель, друг и брат,
        Как всегда, перед тобою
        Я, должно быть, виноват.
        Больше б мог, да было к спеху,
        Тем, однако, дорожи,
        Что, случалось, врал для смеху,
        Никогда не лгал для лжи.
        И, по совести, порою
        Сам вздохнул не раз, не два,
        Повторив слова героя,
        То есть Теркина слова!
        "Я не то еще сказал бы, -
        Про себя поберегу.
        Я не так еще сыграл бы, -
        Жаль, что лучше не могу".

И в связи с этим, могу только выразить свою признательность в том, что всех их
(моих коллег по работе), с кем общая наша СУДЬБА призвала и свела нас в КО № 9
( СКБ ПС ПО «Счётмаш») бесконечно уважаю и люблю.

ИДЕОЛОГИ:
КНЕЛЛЕР Эммануил Григорьевич — начальник лаборатории ФВНИИЭМ, Минэлектротехпрома
СССР, г. Истра. По моему глубокому убеждению одна из самых значимых фигур в истории
создания ПЭВМ «Истра 4816», стараниями которого эта машина появилась на свет.
На всех начальных этапах выбора архитектуры будущей машины для АРМ, на многих
предварительных встречах со специалистами министерств и ведомств перед официальными
совещаниями (Госкомпечати, Минприбора, Минсельхоза, Минобороны, Академии наук,
МНТК ПЭВМ, ГКВТИ, на встречах с представителями фирмы ДИАЛОГ , при подготовке к встрече
с Биллом Гейтсом) конкретно идею многопроцессорной архитектуры будущей машины по
моей просьбе представлял КНЕЛЛЕР Э.Г., иногда совместно с ПАЦЕМ В.Б.
ПАЦ Вадим Борисович — начальник лаб. ФВНИИЭМ Минэлектротехпрома СССР, г. Истра.
ВОРОБЪЁВ Анатолий Дмитриевич — зам. директора ФВНИИЭМ Минэлектротехпрома СССР, г. Истра.

Официальный представитель ЗАКАЗЧИКА:
ДУБРОВИН Владимир Сергеевич - заместитель директора ВНИИ полиграфии
Госкомпечати СССР. Лично участвовал в формировании требований к ТЗ на разработку
ПЭВМ «Истра 4816» и «АРМ-Р».

КОНТРОЛЬ и информационное обеспечение работ по программам ГОСЗАКАЗОВ СССР:
Невозможно переоценить значимость служб ГКВТИ СССР по координации и информационному
обеспечению работ, а также организации связей между предприятиями, осуществляющими
разработку и осваивающими производство СВТ и её компонентов:
ВАСЕНКОВ Александр Анатольевич - член Коллегии ГКВТИ СССР, начальник
Главного Управления ВТ.
ЛАВРИКОВ Станислав Фёдорович — главный специалист отдела ВТ ГКВТИ СССР.

КОНСУЛЬТАНТЫ (помощь которых в разработке ПЭВМ «Истра 4816», по моему мнению,
исключительно ценная и значимая):
ПЧЁЛКИНА Елена Ильинична - удивительно простой и скромный ЧЕЛОВЕК,
высочайшего уровня специалист в области разработки СВТ специального назначения.
Я всегда обращался к её профессиональному авторитету, когда стороны в лице наших
системосхемотехников и системных программистов в спорах, в поиске ИСТИНЫ при решении
проблемы доходили чуть ли не до рукопашной, и моего авторитета уже было недостаточно,
приезжал этот милый скромный Человек, и через какой-то небольшой промежуток времени
раскалённые добела дебаты сторон переходили в режим спокойного чаепития.
ЗВЕРЕВ Анатолий Николаевич. Начальник Главного вычислительного центра
коллективного пользования Министерства сельского хозяйства СССР — его поддержка
нашего коллектива разработчиков (СКБ ПС) в информационном обеспечении по
перспективным направлениям работ, проводимых в то время в Европе, была очень полезной.

ОСНОВНОЙ ИСПОЛНИТЕЛЬ ГОСУДАРСТВЕННОГО ЗАКАЗА ПО АВТОМАТИЗАЦИИ
РЕДАКЦИОНО-ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ:

Конструкторский отдел № 9 СКБ ПС Курского ПО «Счётмаш»

НАВОЗЕНКО Григорий Никитович - Начальник КО №9 СКБ ПС ПО «Счётмаш».
                                                        - Руководитель темы «Автоматизация
                                                          редакционно-издательской деятельности».
                                                        - Главный конструктор ПЭВМ «Истра 4816».
                                                        - Член рабочей группы Коллегии ГКВТИ СССР.

КАЗАРИНОВ Валерий Павлович — Заместитель начальника КО №9.
к Светлой Памяти Валерия Павловича выражаю ему чувство особой благодарности
за заботу о нашем отделе, за преданность делу, за высочайшее человеческое достоинство
в самых критически-тяжёлых ситуациях нашей совместной работы.

Сектор разработки центрального ядра машины:
1. ПАВЛЮЧЕНКОВ Николай Павлович — Зав. сектором.
2. ДАНИЛОВ Владимир Фёдорович - ведущий инженер-конструктор
3. РАЙСКИЙ Сергей Юрьевич - инженер.
4. КРЮКОВ Игорь Александрович - инженер
5. МАРУХЛЕНКО Леонид Олегович - инженер
6. Попкова Наталья Ивановна - инженер-конструктор
7. ЕГУНОВ Юрий - стажёр

Сектор разработки адаптеров периферийных устройств машины:
1. ВИСЛОГУЗОВ Юрий Николаевич - Зав. сектором.
2. МАЛЕЕВ Сергей Васильевич - ведущий инженер-конструктор
3. ЕЧЕИСТОВ Алексей Юрьевич - инженер.
4. АРТЕМОВ Игорь Геннадьевич. - инженер.
5. БОБНЕВА Елена Ивановна - инженер.
6. ГНЕЕВА Ирина Викторовна - инженер

Сектор разработки конструктивных единиц машины:
1. ПСАРЁВ Игорь Борисович - Зав. сектором.
2. ТЯЖИН Александр Сергеевич - ведущий инженер
3. ЩУРОВА Тамара Николаевна - инженер-конструктор 1 категории
4. ХРАМЦОВА Нина Всеволодовна - инженер-конструктор 1 категории
5. ПОПОВА Ирина Ивановна - инженер-конструктор 3 категории
6. СТРАХОВА Вера Анатольевна - инженер

Сектор разработки и инсталляции системного ПРО:
1. ЗИЛЬБЕРБЕРГ Илья Семёнович - Зав. сектором.
2. МОРОЗОВ Виталий Алексеевич - ведущий инженер-программист
3. БРОНШТЕЙН Евгения Вольфовна - инженер-программист
4. КОЛЕСНИКОВ Александр Николаевич - инженер-программист
5. НЕЧАЕВА Наталья Михайловна - инженер-программист
6. КОЗЛОВА Инга Юрьевна - инженер-программист

Сектор разработки и установки инструментального ПРО:
1. ПАТРАКОВ Виктор Алексеевич - Зав. сектором.
2. ЯРОШЕВИЧ Марина Витальевна - программист
3. САФОНОВА Ирина Ильинична - программист

Сектор прикладного ПРО:
1. БОЛОТСКИЙ Евгений Николаевич - Зав. сектором.
2. ЧУГУНОВ Анатолий Сергеевич - ведущий инженер-программист
3. ЖЕЛЯБОВСКИЙ Алексей Владимирович - программист

Группа по оформлению и сопровождению комплекта программной документации:
1. ПОЛЯКОВА Ася Яковлевна - инженер-программист
2. ПЕРЕГУДОВА Елена -программист

Сектор разработки технических и программных средств ЛВС «РИНГ»:
1. ХАЛИН Валерий Васильевич - ведущий инженер-программист
2. НИКУЛИН Виктор Матвеевич - ведущий инженер-конструктор
3. СУХОРУКОВ Юрий Константинович - инженер-конструктор 1-й кат.
4. ЖИГАЧЁВ Вячеслав Иванович - техник.

Сектор разработки дизайна машины:
1. СПИРИДОНОВ Николай Тимофеевич - Зав. сектором
2. КУДЛАНОВ Виктор Алексеевич - худ. оформитель

Переработка схемотехники клавиатуры на соответствие требованиям принятых стандартов:
ФИЛИППОВ - ведущий инженер-конструктор

Бюро технической документации (БТД) + машинописное бюро
Группа подготовки, оформления, размножения, учёта и сопровождения текстовой документации
(ТЗ, ЧТЗ, ТУ, описания, инструкции, формуляры, приказы, распоряжения, переписка):
1. АБАДЖИ Людмила Александровна - руководитель группы, инженер-конструктор 2 кат.
2. КОНДРАТЬЕВА Ирина Александровна - инженер
3. КУДРЯВЦЕВА Светлана Анатольевна - машинистка

Группа материально-технического обеспечения, учёта и отчётности:
1. ЖДАНОВА Людмила Николаевна - руководитель группы, ст. экономист
2. ДЁМИНА Нелли Серафимовна - экономист
3. СОШНИКОВ Виктор Иванович - инженер (по мат.-техн. обеспечению работ)

Группа разработчиков блока питания для ПЭВМ «Истра 4816»
(Сектор блоков питания отдела серийного сопровождения №3):
1. ЧИРВИН Борис Гаврилович - Зав. сектором.
2. ФУРСОВ Анатолий Васильевич - инженер-конструктор 1кат.

Группа отдела САПР СКБ ПС Курского ПО «Счётмаш»
1. СЮСКИН Юрий Борисович - начальник отдела САПР.
2. ГНЕЕВА Надежда Викторовна - инженер
3. БЕЛЯНИЧЕВА Тамара - инженер


(*) - как посмотреть оценки изобретениям, выставляемые комиссией ФИПС ?:
https://new.fips.ru/iiss/ - Кликните по этой ссылка - входа на портал ФИПС;
Высветится перечень БД для поиска. Кликните:«ПАТЕНТНЫЕ ДОКУМЕНТЫ РФ (рус)»;
Высветится перечень «Патентных документов РФ;
Высветятся квадраты напротив названия документов.
В нижнем квадрате «Перспективные российские изобретения» поставьте галочку и кликните «Перейти к поиску»;
Высветится таблица с названием признаков, по которым можно найти интересующую вас информацию;
В верхнем большом окне (Основная область запроса) наберите:
Лучшее изобретение для газовой индустрии РФ. Нажмите - «ПОИСК».
Поисковик выведет патент № 2389978; По стрелке возвратитесь в предыдущее состояние запроса.
И повторите аналогичным образом запросы, по очереди указанные ниже:

«Лучшее для химической промышленности РФ»
«Лучшее в машиностроении»
«Лучшее для средств измерения»





    (С) Навозенко Григорий Никитович 2021 г.


-----
WEB: http://www.tis.kz ICQ: 345-005-908 Mail: ak_kislov@mail.ru Fido: 2:5083/1 Radio: UN7GKQ
 
 Top
Сказали спасибо:
Andrey_Ak
Отправлено: 17 Марта, 2021 - 08:17:01
Post Id



Администратор
Crazy Коллекционер


Покинул форум
Сообщений всего: 470
Дата рег-ции: Дек. 2011  
Откуда: Almaty, KZ
Репутация: 0
Карма 0



Сказал спасибо: 2
Поблагодарли: 16


Теперь об «оборонке», начиная с 70-х годов и нашем переходе
на работу в СКБ ПС Курского ПО «Счётмаш».


    Этот переход не был спонтанным. Нас, нескольких разработчиков специальных
электронных средств вооружений, настойчиво приглашали перейти туда работать несколько
лет, начиная ещё с середины 1984 года. В конце концов, когда «Счётмаш» снял с производства
машину «Искру 226», эти приглашения перешли в разряд настойчивых требований, поскольку
планировалось начать производство систем СЧПУ и ставить на производство ПЭВМ «Искра 1030».
А главная задача, которую ставило перед собой руководство завода, приглашая нас, - перейти
на производство СВТ собственной разработки, поскольку руководство страны объявило и
предприняло решительные меры о вводе в экономику страны понятия о т.н. ПОЛНОМ
ХОЗЯЙСТВЕННОМ РАСЧЁТЕ. Иными словами, что разработаешь, произведёшь, продашь,
на то и «ПОЛОПАЕШЬ». Так скажем — некоторые элементы капитализма в социалистической
обёртке с коммунистической этикеткой. И в связи c этим становится понятным, почему возникла
острая конкуренция в разработках СВТ. СКБ, НИИ и т. н. «творческие коллективы» должны
были «ЛОПАТЬ» то, что получат за свои разработки. Именно по этой причине Смирнов,
пропихивая своё детище («Искру 1030») — всем, кому нипопадя, всеми силами старался
захватить монополию на производство машин класса ПМ4 и ПМ5.
    В 1984 году автор этих строк (и ещё несколько моих коллег, с которыми позже,
в апреле 1986 года, перешли на Счётмаш) ещё работал в оборонном НИИ, который у нас в
Курске в миру был наречён «простым русским словом» — ПЕНТАГОН. В тот год мы закончили
разработку и провели госиспытания Станции Дальней Радиотехнической Разведки
(СДР «Кольчуга» ), и она была принята на вооружение. МО СССР было принято решение
о постановке её на серийное производство на Украине в Донецке на т.н. ПО «ТОПАЗ».
Вот тут кратко: http://cons-systems.ru/kolchuga

    Расскажу об этом поподробнее, поскольку Украина продавала её («Кольчугу»)
кому ни лень, и по этой причине никаких технических секретов о ней на сегодняшний день
нет. К тому же, согласно открытой печати, Украина продала США один или даже два таких
комплекса. Однако уверен в том, что любопытному читателю, возможно, будет интересно
узнать, какой был уровень разрабатываемой специализированной вычислительной техники,
которая использовалась в оборонном комплексе страны в конце 60-х, начале 70-х годов
прошлого столетия. Кто, как и в каких условиях её создавал, когда ещё не было никаких
ПЭВМ. Более того, не было БИС. ПЗУ, ППЗУ, ОЗУ большой ёмкости, микроконтроллеры и
обрамления к ним ещё только-только планировали к выпуску, и мы (разработчики) персонально
ездили по заводам и, прикрываясь различными директивами высших органов оборонного
ведомства страны, чуть ли не поштучно привозили такие БИС для освоения. Вот вспомнил,
как мы вынуждены были сами разрабатывать и изготавливать т. н. программаторы для того,
чтобы в ПЗУ или ППЗУ занести (как мы говорили — прошить) надлежащую информацию.
Напомню, что 4-х разрядный процессор i4004 (в наборе 4001 — ПЗУ, 4002- ОЗУ, 4003 — RG,
4004 - АЛУ) появился только в 1971 году. А различные его клоны (или аналоги) других
фирм - только лишь к 76-му году. А, например, микросхемы малой и средней степени
интеграции в крупносерийном производстве для оборонки (например 133, 134 серий)
появились в СССР в самом начале 80-х годов. А перед этими ИС мы использовали т.н.
микромодули (микросборки). Иногда их ещё называли этажерками. Вот нашёл некоторые
фотки отдельных фрагментов своего и моих коллег творения - спецаппаратуры для армии
на этих этажерках, которая была разработана в 70-х годах прошлого века. Вот одна из
таких станций вначале выпускалась в Ленинграде. А потом, чтобы освободить
производственные мощности под новые разработки, это производство было переброшено
в Донецк на т.н. ПО «Топаз», поскольку спрос на эту аппаратуру в войсках был очень
большой. Вот несколько образцов стоек с электронной аппаратурой, разработанной и
изготовленной на микромодулях (этажерках). Наверху стоек устанавливались местные
органы управления для автономной проверки работоспособности и поиска неисправности,
а также во время тестирования, настройки и регулировки.



    На Донбассе закрывались шахты и, чтобы занять людей, в производственных
мастерских этих шахт открывали цеха по производству наисложнейшей специальной ВТ для
оборонного комплекса Великой Державы. Сам «Топаз» - в Донецке, а т.н. «цеха» по
производству узлов, блоков, плат печатного монтажа, гальваника, инструментальный цех,
цеха по настройке и регулировке, ОТК, посты военной приёмки были размещены в
заброшенных мастерских шахт. Какой конкретно район, и как называлась шахта, я уже не
помню. Это - почти 50 лет назад. А сам «Топаз» в то время запомнился мне таким — огромная,
с высокими потолками, с совершенно тёмными коридорами, неотапливаемая «голубятня»,
совершенно пустая и безлюдная. В начале, для организации и сопровождения серийного
производства было выделено всего два человека — женщина (технолог) и парень, которые
даже не представляли, что такое печатный монтаж плат. Для нас, разработчиков, это был
— УЖАС. По сути, мы второй раз ставили на производство эту технику. Первый раз на
крупном специализированном оборонном предприятии в Ленинграде, а через несколько лет
серийного выпуска в Ленинграде - в Донецких полях, поскольку необходимо было
высвободить производственные площади под производство (как мы изначально думали)
СДР «Кольчуга». Эти мастерские располагались прямо возле шахт. Вокруг терриконы,
деревня с небольшими двориками, где места под огороды совсем не было. Сама шахта.
Одноэтажные строения (мастерские), в которых и располагались эти «цеха». Туалет на улице.
Вот жители этих деревень и были привлечены к решению задач по укреплению обороны
страны. Нас, разработчиков, устраивали в гостинице в Макеевке, и, чтобы мы вовремя (к 8:00)
были на работе, начальник шахты чуть свет пригонял за нами открытый грузовик (газончик).
Надо быть честным, и, в связи с этим, необходимо сказать, что в этом газончике был хоть и
не большой, но всё-таки сервис. Во-первых, лавки (доски) в газончике были хоть и не
струганные и в угольной пыли, но прикреплены к бортам и не болтались по кузову. Ну а,
во-вторых, чтобы морозный ветер сильно не свирепствовал, в смысле — не слишком сильно
дул в харю и не выдувал наружу мозги, в углу кузова валялись какие-то чёрные мешки
из-под угля, вот мы ими, пригнувшись за кабину, укрывались. И, наконец, когда ударили
настоящие морозы, вначале ездили на директорском тентованном уазике (хоть и в тесноте,
на коленках в три прогиба, но зато в «тепле». А позже - хоть и стареньком, но уже нормальном
автобусе. Как назывался район, посёлок и шахта, долго не мог вспомнить. Это примерно
1973 - 1974 годы. От гостиницы до центра Донецка на маршрутном автобусе ехать было чуть
более часа. По этому вопросу созвонился с одним из своих товарищей, с которым участвовали
в этой эпопее, и вдвоём насилу вспомнили, что, когда приезжали в командировку в Донецк,
то до места работы из Донецка ехали на маршрутном автобусе до ст. (или автостанции, или
посёлка?) «Ханжёнково». А в гостинице жили в Макеевке. Естественно, что в те годы
специалистов в Донецке (и тем более в Донецких полях) не было вообще никаких. А для
работы набирали из близ лежащих деревень тех, у которых была хоть какая-то склонность
к пониманию слова электроника. Просто других в округе не было. А из тех, которые в тот
момент были, не только не знали что такое ИС, они тогда ещё в руках никогда не держали
паяльника и в глаза не видели ИС и т.н. печатный монтаж на фольгированном гетинаксе
или текстолите. И мы, разработчики, вынуждены были учить бывших шахтёров работать на
осциллографах, генераторах. Рисовали в описании и в инструкциях вот такие осциллограммы:



    В группе регулировщиков было несколько молодых ребят, получивших тяжёлые
увечья, когда работали в шахтах. У них было огромное желание работать. Они очень старались,
и у них вначале хоть и медленно приходило простое понимание сути, а позже -
профессиональное владение специальностью. Сложились добрые дружеские отношения.
К тому же мы, разработчики, были моложе некоторых таких ребят и наши общения из строго
официальных деловых со временем переросли в простые и естественные. Ещё в самом начале,
скажем так, учебного процесса многие ребята начали просить нас задерживаться на работе
допоздна, а переночевать забирали к себе домой в деревеньку. Я до сих пор с благоговением
вспоминаю такие эпизоды нашей работы, когда члены семьи наших подопечных, поздно
вечером встречали нас у себя дома. Поверьте, пожалуйста, что для меня нет ничего дороже
в воспоминании того, с каким уважением мамы этих ребят заранее готовились к нашему
приходу. Видно, что очень волновались. С особым чувством уважения готовили нам ужин.
Я никогда ранее не испытывал одновременно таких двух глубочайших добрых чувств,
пронизывающих меня насквозь: это глубокая благодарность за веру в меня, человека
способного дать их сыну нечто такое важное и, наверное можно даже сказать, сакральное
для них, которое поможет сыну стать востребованным обществом, и второе -необыкновенное
чувство моей личной ответственности за судьбу их сыновей.

    Помню, как родственники наших подопечных откликнулись на нашу просьбу
спустить нас в шахты и показать как добывается уголь. Оказалось, что организовать такое
мероприятие было совсем не просто. И тем не менее, как-то договорились обойти запреты
высоких руководителей и показать нам этот процесс. Но тут, к великому сожалению, я сильно
простыл и подхватил жутчайшую межрёберную невралгию. Отправили в Курск с
сопровождением. В Харькове хотели снять с поезда. Лёгкие совершенно не «качали» воздух.
Задыхался, иногда впадал в забытье. Возвращаюсь и продолжу о «Кольчуге».
Учили, что такое двоичная, восьмеричная, шестнадцатеричная и двоично-десятичная система
счисления. Как складываются, умножаются, делятся такие числа, находясь в такой-то
системе счисления. Извиняюсь, форматы листов на ватмане большие, поэтому делаю сканы
черновиков. Вы не представляете моё удивление и даже восторг, когда обнаружил их у себя
в кладовке на антресолях в ящиках, как они у меня ещё сохранились. Выносить с работы
категорически было запрещено. Но чтобы хоть как-то быть с семьёй, работали ночами дома.
Нагрузки по работе были просто запредельными. Донецк, это просто в нагрузку. Типа
бесплатного шефства. Нашу плановую работу в Курске никто не отменял.



    Как работают ИС с функциями И, ИЛИ, НЕ, триггеры, регистры, счётчики,
компараторы, дешифраторы, ЦАП, АЦП и пр., пр., пр. А история внедрения технологий
производства на шахтах (да, да - прямо на самих шахтах!) — это вообще сюжеты не для
слабонервных. Эту ситуацию трудно вообразить в голове любого нормального человека.
Но это было!!! Талантливых ребят (а такие тоже были) мы учили работать с очень сложными
алгоритмами, которых только по системе обработки полученной информации о сигналах
различных источников излучения, их классификации и идентификации, расчёту достоверности
полученных в конечном итоге результатов, было написано несколько десятков. Вот покажу
некоторые простенькие из них, которые уместились на листе формата А4.



    Вот, чтобы Ты, уважаемый читатель, смог воспринять на должном уровне
понимания, насколько для того времени, когда ещё не было никаких ПЭВМ и тем более
целой «россыпи» микроконтроллеров (допустим семейства х51 или PIC-контроллеров и уж
тем более AVR), такая разработка была прогрессивна, посмотрите ещё раз на этот внешне
простой алгоритм работы программы вычислителя, где возле каждого квадрата выполняемой
функции нарисован «кружочек», а в нем цифирка. Так вот, эта цифирка указывает номер
подпрограммы, где расписаны микроинструкции АЛУ процессора, которые сами по себе
являются самыми настоящими микропрограммами действий для выполнения унифицированных
операций. Умножить, разделить, вычесть, сложить, сдвинуть, представить в обратном или
дополнительном коде и т.д и т. п. Меняются только исходные адреса операндов.



А в некоторых подпрограммах могут находиться ещё несколько разных подпрограмм другого уровня:



А вот как писались микропрограммы работы операционных ресурсов процессора по этим алгоритмам:



    Процесс обучения набранного персонала в самом начале проходил очень сложно.
Как и в нынешние времена, относительно молодые ребята осваивали и входили в новую
специализацию достаточно быстро, с большим старанием, особенно когда это выходило на
уровень хоть какой-то самостоятельности. Со старшим поколением дела с обучением обстояли
очень сложно. А с некоторыми — невыносимо сложно. Вот увидел ещё один черновик
процесса обучения и вспомнил об одной проблеме обучения, которая меня и некоторых моих
коллег по работе очень сильно обескуражила. Связана эта история с настройкой логических
схем, где по нашим понятиям вообще не надо никаких мозгов. Однако, пришлось столкнуться
вот с какой проблемой.

Опишу подробно, чтобы одновременно показать, какие технические проблемы (внешне
казалось бы очень примитивные) приходилось решать нам, разработчикам, в ту давнюю
старину (почти 50 лет назад), когда только-только стали появляться комплекты (наборы)
БИС для построения СВТ специального назначения.

Да и не только специального.
Уважаемый читатель, все ниже выделенные курсивом абзацы мало кому будут
интересными. Эти абзацы написаны для очень узкого круга любопытных специалистов,
(системосхемотехников, интересующихся СВТ древней старины) чтобы показать им, как
нам разработчикам того времени (почти 50 лет назад, кажется что пирамида Хеопса - моложе),
когда не было никаких микроконтроллеров и т.б. ПЭВМ, приходилось решать казалось бы
примитивнейший, но очень тяжёлый круг задач, в отношении которых мы, сами разработчики,
брезгливо выражаясь говорили: «... вылавливаем блох»! Однако, поверьте, что порою,
от таких «блох» зависит очень многое. Может быть даже — чья-то или твоя жизнь.
В любом случае, для постороннего читателя ниже изложенное- нудятина и допотопщина.
По этой причине, просто пропустите эти абзацы.


В любом вычислительном процессе последовательный естественный ход выполнения команд
процессором по установленным директивам программы может быть нарушен в связи с
наступлением каких-либо оговорённых программой (или какими-либо другими условиями)
важных событий. Например, по признакам агрессивных действий электронных средств
вооружений противника. Или, конкретно, по командам «СРОЧНАЯ, НОВАЯ» входных
селекторов, определивших первые признаки фазы начала работы электронных средств
управления РЛС противника. В связи с этим процессор приостанавливает или вообще
прекращает выполнять порученную директиву и переходит к выполнению других,
необходимых в таких случаях, команд или директив. Так называемые условные или
безусловные переходы процессора к выполнению каких-либо новых задач по команде
прерывания.

Ну, так вот, в качестве простенького примера, в связи с тем, что в АЛУ процессора,
построенного из набора ИС 134 серии (134 ИП3), т.н. схема ускоренного переноса сигнала
переполнения младших декад АЛУ к старшим (134 ИП4) была строго привязана к схемотехнике
ИС 134 ИП3, в том смысле, что прервать (или приостановить) процесс вычисления (обработки)
какого-либо параметра сигнала можно только дождавшись (или не дождавшись) сигнала
переполнения в последней декаде. А в моём 32 разрядном процессоре таких декад — 8 штук
и общее время ожидания такого сигнала переполнения с последней декады может составлять
(в пределе) несколько мс. Это недопустимо большое значение потерь времени, поскольку
логика высокого уровня анализа сигнала может определить, что данное вычисление
пустопорожнее (например — помеха) и нечего его обрабатывать дальше, и в связи с этим
срочно перейти на обработку других команд. А появиться такой логический сигнал высокого
уровня анализа может в любой момент времени. Но в связи с тем, что схема 134ИП4 «закрытая»,
то сигнал прерывания вынужден ожидать команды окончания процесса вычисления и только
после этого осуществить процедуру прерывания.

Кроме того, в обрабатываемых параметрах анализируемых сигналов кроме числовых значений,
характеризующих их величину, присутствует большое количество других признаков,
указывающих на то, что дальнейшая обработка этих параметров бессмысленна, и следует
перейти к обработке других параметров, т.к. в условиях предельно ограниченного времени,
отводимого для идентификации источника анализируемого сигнала РЛС и принятия по нему
соответствующего решения, сокращение времени ожидания исполнения любой команды было
чрезвычайно важной задачей, поскольку время, затрачиваемое на пустопорожние вычисления,
может оказаться трагичным. Иными словами, каждая микросекунда была на счету. Однако при
этом интеллект разрабатываемый аппаратуры должен знать, по каким таким признакам или
значениям была прервана обработка того или иного параметра. Например, по характеристикам
обрабатываемых значений параметров сигналов анализируемого источника были выявлены
признаки того, что эти сигналы являются помеховыми. При этом логике аппаратуры необходимо
знать, какими помеховыми — своими или чужими? И какому конкретно источнику они
принадлежат? Более того, логика анализа должна сформировать сигналы входным селекторам,
чтобы они (селекторы) эти (или такие) сигналы в будущем не пропускали на анализ, чтобы
не тратить впустую время на их обработку. По причине выше изложенного, в условиях
ограниченных функциональных возможностей набора ИС 134 серии схему ускоренного
процесса переноса переполнения с декады на декаду пришлось организовывать самому,
совмещая её одновременно с логикой анализа основного алгоритма поиска необходимых
признаков в характеристиках сигналов, записанных в ОЗУ (ДЗУ). По алгоритму, заложенному
в эту систему изначально, по определённым особым признакам параметров, поступивших на
анализ характеристик сигналов, определяется, к какому классу или подклассу относится
анализируемая группа сигналов, затем — к какому типу и только потом уже в зоне памяти с
конкретным классом, подклассом или типом, к которому система отнесла эту серию сигналов,
осуществляется алгоритм поиска и идентификации этого источника сигналов. Ну так вот.
Всё многообразие условий, возникающих в процессе выполнения этого алгоритма, при
котором формируются соответствующие логические условия и сигналы, которые и управляют
дальнейшим процессом вычисления, в каждом конкретном случае описывается своей
логической формулой. Вот, например, как на этом черновике внизу:



В зависимости от проводимых процессором логических или арифметических операций
логическая схема, функционирующая вот по такой (как показано на черновике внизу)
формуле, формирует соответствующие сигналы, по которым процесс работы операционных
ресурсов процессора направляется по самому оптимальному пути поиска решения задачи,
конечная цель которой сводится к тому, чтобы по полученным характеристикам параметров
анализируемых сигналов за предельно короткий промежуток времени с высокой степенью
достоверности идентифицировать источник излучения этих сигналов, соотнеся его к
установленному классу, подклассу и типу, присвоив ему в процессе обучения системы
(если она (цель) по данному анализу оказалась «НОВАЯ») конкретный идентификационный
признак и номер. А далее осуществляется автоматическая регистрация всех этих событий.
Формируются соответствующие директивы оператору. При этом процесс обучения системы
распознавания и идентификации осуществляется автоматически без вмешательства оператора.

Проще говоря, смысл такого алгоритма поиска в ОЗУ (ДЗУ) характеристик параметров сигналов,
к которым может быть соотнесена вновь добытая серия сигналов, заключается в том, что ещё
не дожидаясь окончания выполнения операции процессором, дополнительный набор
логических схем выявляет признаки, по которым становится понятным, что характеристики
сигнала явно не относятся к этому классу, подклассу, типу и т. д. И по этой причине нечего
ждать окончания операции, а надо двигаться далее по зонам ОЗУ (ДЗУ) в поиске
соответствующих признаков. Ну так вот, в связи с многообразием всяких таких условий, по
которым операционные ресурсы процессора в процессе работы по поиску и идентификации
в базе данных параметров, присущих анализируемым, бесконечно «прыгают» по заданному
алгоритму от одной функции к другой, было очень сложно и затратно по времени разработать
и сделать стенд для автоматизированной проверки работоспособности таких устройств на
этапе настройки их в цеху. Я решил сэкономить время, разработал простенький (как мне
казалось) стенд с различным набором тумблеров, переключателей, регулируемых линий
задержек, гнёзд для контроля и синхронизации осциллографа. А регламент процедуры
установки всех этих тумблеров и переключателей возложил на регулировщика в виде вот
таких логических формул, изображённых на этом черновике внизу:



Более того, в связи с тем, что эти устройства по своей схемотехнике и функциям относительно
простые, я специально выделил такие устройства в особую группу для регулировщиков
(скажем так ) особого уровня понимания (полагая), что это будет им доступно. В финале же
все мои благие намерения и надежды закончились (изначально) полным провалом. Мужики
в процессе чтения этой незамысловатой (как мне казалось) формулы, каждому символу
которой соответствует строго свой тумблер или переключатель на стенде, и по которым
установку этих тумблеров и переключателей на стенде необходимо установить в надлежащее
положение (описанное формулой), просто впадали в какой-то ступор. На них жалко было
смотреть. В принципе, при высокой культуре производства предприятия и освоенной
технологии высокого уровня эти устройства можно было бы и не настраивать. Однако,
печатный монтаж плат из-за несоблюдения технологического регламента травления печатного
монтажа плат, настолько был отвратительный, что брак, изначально, достигал более 20%.
Вспоминаю с жутким содроганием всю эту эпопею.

Продолжу. Требования к станции по всем техническим, эксплуатационным, и особенно по
функциональным характеристикам на тот период были запредельными. Станция должна быть
полностью автономная, мобильная с высокими требованиями по надёжности и живучести, с
возможностью восстановления работоспособности в полевых условиях. А это накладывало
на нас дополнительную нагрузку. Потому что одно дело - научить работать и ремонтировать
аппаратуру офицера с высшим специальным образованием, и совершенно другое дело - учить
этой специальности офицера, имеющего среднее, хотя и специальное, образование.
Аналогичная картина была и со специалистами среднего звена специализации (техники,
регулировщики, настройщики) на заводах по производству такой техники. Да те же монтажницы,
которых необходимо было переучивать на совершенно новые, доселе невиданные, технологии
работы с интегральными схемами. А монтажницы на шахтах, которых набирали из близлежащих
деревень! Чего стоило только одно внедрение использования браслетов от статических
разрядов или заземление жала паяльников при работе с одними видами микросхем и полная
изоляция этого жала при работе с другими видами микросхем. Одно дело - работать на
специально оборудованном рабочем месте и совершенно другое - в полевых условиях.
А производство сложной ВТ требовало при регулировке и настройке использовать
специалистов высокого уровня специального образования. А их-то в то время не было. И нам,
разработчикам, приходилось разрабатывать специальную документацию, как те буквари
для первоклашек, и учить доселе непонятным для них буквам и словам. Инструкции по
регулировке и настройке, документация для ОТК, технологов, военной приёмки,
эксплуатационная документация - вся эта писанина сопровождалась подробными инструкциями
с примерами, что такое двоичное, двоично-десятичное исчисления, как осуществляется
умножение, деление, и вообще вся эта Булева алгебра. Короче, в конечном итоге требований
к количеству документации для войск и для производства — было жуткое громадьё.
И нам пришлось специально целых полгода разрабатывать такую документацию, буквально
разжевывая всю эту Булеву алгебру с несколькими переменными в рисунках, алгоритмах,
таблицах, осциллограммах. А команды программы писать в прямых кодах и в мнемонике.
При этом ещё раз напомню, что основной инструмент разработчика СВТ того времени - это
не отладчики на ПЭВМ и монитор в придачу, как сейчас, а твои (мои) мозги и несколько
различных осциллографов, в лучшем случае стоящих стопкой друг на друге. Ни словá на
экране монитора, ни мнемоника или прямые коды команд на этом мониторе, а гигантское
количество эл. сигналов, проскакивающих на экране осциллографа. И, в лучшем случае,
цифровые индикаторы на самой аппаратуре, которые, может быть, подскажут тебе разрешение
текущей проблемы. И опять же, только в том случае, если твой мозг способен вычислить
(на основе гипотетического предположения) в этом гигантском информационном потоке, как
найти помеху или ошибку и источник их происхождения. Поскольку мне, отвечающему за
систему обработки добытой информации и принятие решения, передавалась по специально
организованному интерфейсу вся информация с различных систем обнаружения и измерения
характеристик этих сигналов, то ещё на этапе приёма этой информации вынужден был
организовать её проверку на наличие помех и ошибок в т.н. режиме логической верификации.
Это несколько упрощало поиск источника ошибки, но не раскрывало суть самой ошибки и
причину её происхождения. А с целью обеспечения высокой надёжности работы ОЗУ,
поскольку в нём хранилась стратегически важная для обороны информация, ОЗУ было
организовано таким образом, что все элементы памяти этого ОЗУ автоматически,
с определённым интервалом времени, проверялись на исправность и работоспособность.
В случае обнаружения неисправности любой ячейки памяти ОЗУ, эта ячейка блокировалась
и автоматически выводилась из «оборота». Неисправность этой ячейки регистрировалась на
индикаторе и на бумажном носителе. Этот алгоритм поиска неисправных ячеек памяти и их
вывод из оборота (блокировка) был настолько изящно реализован, что никто и никогда в
жизни не замечал того, что вот там где-то в ОЗУ в какой-то микросхеме есть неисправная ячейка.
По этой причине, насколько мне это было известно, за всё время работы аппаратуры в войсках
не было отмечено ни одного случая выхода из строя элементов этой памяти. А режим
блокирования неисправной ячейки обнаруживался либо во время тестового контроля всего
объёма памяти либо при выводе всей информации на бумажный носитель, где подобная
неисправность и отмечалась определёнными символами. Разработка любой аппаратуры велась
только и только на отечественной элементной базе, и работать аппаратура должна была в
условиях, отвечающих требованиям ГОСТ В20.39 «Мороз 5». Обнаружение, обработка,
классификация и идентификация сигналов РЛС со сложной частотно-временной структурой
в широком динамическом диапазоне чувствительности и принятие по ним окончательного
высокодостоверного решения, должны были осуществляться в реальном масштабе времени.
Решению этих задач очень помогали книги и статьи популярных в среде разработчиков
авторов, например (из памяти), такие, как «Вопросы статистической теории распознавания»
под общей редакцией Варского. И, конечно же, незабвенная и бесконечно уважаемая
Елена Сергеевна Вентцель (со Светлой памятью о Ней и её трудах, которые, особенно
учебник «ТЕОРИЯ ВЕРОЯТНОСТИ», были для меня и многих моих коллег, настольными).
И огромного перечня книг многих других авторов.

Как уже отмечалось выше, для обеспечения надлежащего быстродействия при измерении и
обработке огромного массива полученной информации о сигналах со сложной частотно-временной
структурой с целью классификации и идентификации источника их происхождения и был
разработан 32 разрядный процессор, работающий в двоичной и двоично-десятичной системе
счисления. Информация, которую добывала и обрабатывала сама «Кольчуга», представлялась
в двоично-десятичной системе счисления. А информация о характеристиках источников
сигналов, интересующих разведку, которая могла поступать со сторонних объектов их
обнаружения, представлялась в «Кольчугу» для обработки и идентификации в двоичной
системе счисления.

Напишу небольшое пояснение и напомню специалистам того времени о первых выпусках БИС
для построения программируемых контроллеров. В то время отечественная электронная
индустрия уже предлагала разработчикам СССР микропроцессорный комплект БИС
среднего (К587 ИК…) и повышенного быстродействия серии К589 ИК, (аналоги микросхем
фирмы Intel серии 3000), которая анонсировалась, что может работать на частоте до 10 МГц
с числом операций типа регистр-регистр 1 млн.оп./с. Однако, на практике бесконечный
перевод значений анализируемых параметров из двоично-десятичного представления в
двоичное и наоборот уводило это быстродействие в разряд неприемлемого. А набор из
двухразрядных «центральных процессорных элементов» (К589ИК02) до необходимой
разрядности вычислителя, в целом, и их общее энергопотребление уводило разработку за
линию разумной экономической и технической целесообразности. А поскольку представленный
вашему вниманию вычислитель использовался, в том числе, и в бортовых РТС, где
энергопотребление и масса аппаратуры имеют наипервейшее, а в некоторых случаях
использования — определяющее значение, когда при расчётах допустимых предельных
значений (по массе, объёму и энергопотреблению) учитываются чуть ли не до «граммов»,
а динамика смены оперативной обстановки требует скоротечной обработки добытых параметров
сигналов и принятия по ним высокодостоверного решения, то в конечном итоге по факту
получалось, что анонсированная и приятная для нашего сознания характеристика
быстродействия в 10 МГц для этих серий БИС оказывается для нашего случая использования
- мнимой. А с учётом энергопотребления — неприемлемой. Вообще, сам по себе этот набор
БИС был весьма привлекательным для использования в виде микроконтроллеров специального
назначения. Особый интерес представляла собой БИС К589ИК01 (т.н. блок микропрограммного
управления), которая позволяла за счёт матричного принципа управления формирования
адресов обеспечивать высокую гибкость реализации операций условных и безусловных
переходов. Более того, предложенная схема формирования адресов с различными вариантами
переходов от одной микропрограммы к другой позволяла создавать, например, на основе
ассоциативных признаков, высокоинтеллектуальные адаптивные системы управления без
вмешательства операторов.

Однако, чтобы разработчику овладеть (на уровне куража) всем потенциалом функциональных
возможностей этого набора БИС и сотворить, на его основе, что-то такое интересное и важное,
(например, как сейчас стало модным по любому поводу (и без) вставлять в любое повествование
о достижениях в области СВТ — наличие в разработке высокого уровня искусственного
интеллекта (ИИ), не понимая даже в ничтожно малом приближении его (ИИ) исходной сути),
и разработать под это творение соответствующий программный продукт на ассемблере, и, тем
более без использования ПЭВМ, ему (разработчику) без глубоко проработанного алгоритма
решаемой задачи очень сложно разработать что-либо такое эдакое изящное, чтобы
удовлетворить своё самолюбие, и при этом ещё, чтобы понимающее суть и цену такой работе
окружение пришло в восторг. Ну, и, конечно же, тем самым хоть чуток ублажить своё внешне
тихое и скромное тщеславие. Без этого (тщеславия), даже просто хороших разработок - не бывает!


И ещё раз, ОДНАКО, чрезмерно высокое потребление (чуть ли не каждая микросхема из этого
набора потребляла (в среднем) 1Вт) - это очень много, что и отпугивало многих разработчиков
от использования этого набора в спец. аппаратуре. Для сравнения, энергопотребление
(в пределе) центрального ядра разработанного мной 32 разрядного вычислителя на АЛУ 134
серии ИС (134 ИП3) составляло 800 мВт, а такой процессор, организованный на
К589ИК02 (расчётно) — 16 Вт !!!

Продолжу про «Кольчугу». При этом специально для обеспечения надлежащего быстродействия,
когда для обработки полученных по результатам обнаружения и измерения характеристик
сигналов необходимо в реальном масштабе времени классифицировать и идентифицировать
источник их происхождения и принять по нему соответствующее решение, отводилось
несколько десятков миллисекунд, были разработаны специальные алгоритмы и математический
аппарат, который постоянно адаптировался под оперативную обстановку. Более того, под
оперативную обстановку адаптировалась и база полученных данных, формируя ассоциативные
признаки для сокращения времени поиска в базе данных о новых, эталонных и ранее
распознанных целей. Короче, конкретно для обеспечения всех этих функций и был разработан
32 разрядный процессор полностью на отечественной элементной базе. Требования такие
были. При этом, все математические операции осуществлялись в модифицированных обратном
и дополнительном кодах. Использование дополнительного кода в процессе выполнения
математических операций существенно сокращало общее время при расчётах статистических
характеристик и принятии решений. Напомню, что в модифицированном обратном и
модифицированном дополнительном кодах под знак числа отводится не один, а два разряда:
"00" соответствует знаку "+", "11" – знаку "-". Любая другая комбинация (“01” или “10”),
получившаяся в знаковых разрядах, служит признаком переполнения разрядной сетки.
Сложение чисел в модифицированных кодах ничем не отличается от сложения в обычных
обратном и дополнительном кодах.

В разработке центрального ядра процессора использовал набор из 4-х разрядных АЛУ 134
серии. А ОЗУ, и оно же с функциями ДЗУ, было организовано на 527РУ2. Разработчик и
производитель (если память не изменяет) - Новосибирский «Восток». Кстати, с позиции
помехо- и радиационной защиты – изумительные. И по этому показателю - до сих пор
непревзойдённые. Режим ДЗУ обеспечивался импульсной подпиткой от литиевого
аккумулятора -15В напряжения на шину (смещения ?) длительностью 1или 2 мкс, (точно
не помню, помню только что скважность была несколько тысяч) с периодом 1 или даже 2 сек.


    Вот вспомнил, кто и как разрабатывал схему этой самой подпитки.
Перегруз по работе у меня просто зашкаливал. А в это время из КВИРТУ (г.Киев) к нам по
распределению было направлено несколько молодых специалистов. Хотя и нам самим,
основным разработчикам, было всего не полных 30 лет. Ну и мне в помощь был выделен
один такой специалист. А тут запарка страшная. Домой ходили только, чтобы
переночевать. Вот я вначале воспринял это как обузу. Вначале просто изложил ему цель
и задачу дал одну плату такой ОЗУ, организовал рабочее место и далее погрузился в
решение своих бесконечных технических проблем. А парень оказался «ХВАТ». Погрузился
в тему очень глубоко. Провёл целое исследование по выбору оптимального режима
подпитки. И в конечном итоге получилось всё выше всяких похвал. И в связи с этим,
расскажу об очень интересном случае (от очевидца, бывшего моего коллеги по работе).
Когда выводили войска из ГДР, то одна из этих станций уже в «Союзе» простояла под
шиферным навесом, над которым проходили провода мощной ЛЭП, около года. А когда
его (очевидца) перед отправкой станции на новую позицию (на боевое дежурство)
послали проверить её работоспособность, то после развёртывания станции и её
включения оказалось, что вся оперативная обстановка того театра действий, где она
стояла, полностью сохранилась. Забыли стереть. Товарищ, опасаясь того, что не поверят
этому факту, распечатал эту обстановку и показал своим коллегам и руководству.
В «Кольчуге» было две системы, где использовался этот процессор. Об одной я уже очень
кратко написал выше. А вторая, где этот процессор использовался, это система
обнаружения, измерения, обработки и анализа частотных характеристик, принятых для
анализа зондирующих сигналов РЛС.

    Причём молодые ребята, только что закончившие ВУЗы страны, успешно
реализовали (под общим руководством совсем недавно ушедшего от нас нашего
уважаемого друга и соратника по работе д.т.н. БУРМАКА А.А. ) совершенно новую
(доселе никем не изведанную) идею обнаружения, выделения, измерения и анализа
частотных информативных признаков зондирующих сигналов РЛС, где и был использован
этот процессор. Информативность частотных характеристик зондирующих сигналов
для распознавания и идентификации источника их происхождения очень высокая.
К тому же ещё, частотные характеристики многих зондирующих сигналов РЛС являются
носителями чрезвычайно важной смысловой информации, которая, в свою очередь,
позволяет повысить достоверность распознавания и идентификации таких источников.
Однако выделение, измерение, обработка и анализ информативных признаков таких
сигналов с целью идентификации источника их происхождения требуют гигантского
объёма быстродействующих вычислительных процедур. Для решения этих задач с
большим успехом использовался разработанный процессор. Поверьте, это очень сложные
технические и технологические задачи, которые нам в те далёкие времена приходилось
решать не имея на руках ПЭВМ.

А ещё до «Кольчуги» и после мы принимали участие в
разработке аналогичной аппаратуры на «ИЗДЕЛИЕ 17»:
http://forums.airbase.ru/2018/11...il-20m.1219.html
https://www.arms-expo.ru/armamen...mples/992/72517/

    Короче говоря, опыт в разработке был. А поскольку славный город Курск
тесен, и специалисты, не вписавшиеся в чрезмерно насыщенный ритм работы такого НИИ,
где семья была всегда на самом последнем месте, не выдерживали и уходили на другие
предприятия Курска. В том числе и на «Счётмаш». Информация о том, что в ПЕНТАГОНЕ
есть спецы с соответствующим опытом и навыком по разработке спецаппаратуры, в т.ч.
специализированных ЭВМ, у руководства «Счётмаша» была. В это время «Счётмаш» снял
с производства Мини ЭВМ «Искра 226», за которую в своё время получил Государственную
премию, и по плану должен был приступить к освоению производства ПЭВМ «Искра 1030»
и систем СЧПУ. В конечном итоге несколько разработчиков специальных электронных
средств вооружений (в том числе и я), в марте 1986 года перешли работать в СКБ ПС
Курского ПО «Счётмаш».






    (С) Навозенко Григорий Никитович 2021 г.


-----
WEB: http://www.tis.kz ICQ: 345-005-908 Mail: ak_kislov@mail.ru Fido: 2:5083/1 Radio: UN7GKQ
 
 Top
Сказали спасибо:
Andrey_Ak
Отправлено: 17 Марта, 2021 - 09:35:51
Post Id



Администратор
Crazy Коллекционер


Покинул форум
Сообщений всего: 470
Дата рег-ции: Дек. 2011  
Откуда: Almaty, KZ
Репутация: 0
Карма 0



Сказал спасибо: 2
Поблагодарли: 16


Кому в РФ нужны инновации? Теперь, как и обещал, об инновационных
разработках и нужны ли они вообще кому бы то ни было в РФ. Об одной такой новации
я уже Тебе, читатель, рассказал. Про разработку электронных средств измерения газовых
потоков я очень кратко уже написал. Расскажу вам ещё об одной такой инициативной
работе, которая нам, как разработчикам, воспитанных на идеологиях СССР, казалась очень
важной для страны, на одном очень конкретном и печальном примере бесконтрольного
использования гербицидов в технологиях освоения производства риса на Кубани.
Расскажу, как мы, простой советский народ, доверившись власти в необходимости
перестройки своим самозабвенным трудом (говорю об этом, не стесняясь пафоса, и не боясь
быть при этом «оплёванным») пытались помочь специалистам-медикам выяснить исходную
причину рождения на Кубани детей с правосторонним уродством конечностей. И как
малюсенькие чиновники на местах, с НЕНАВИСТЬЮ глядя на нас, прикрываясь высокими
помыслами в защите интересов государства, вредили стране. Осознанно? Уверен – нет!
Просто так, по-русски: «…а кто вы тут такие…?…Тоже мне, умники тут нашлись!
Никто не может, а они ...»

Этот раздел назову и выделю его одним словом КОАГУЛОГРАФ

    В начале 1989 года к нам в СКБ ПС Курского ПО «Счётмаш» обратился зав. кафедры
акушерства и гинекологии Кубанского медицинского института ЕРМОШЕНКО Борис
Григорьевич
(позже – ректор Кубанской государственной медицинской академии,
ещё позже председатель Политсовета регионального отделения партии Единая Россия
Краснодарского края). Удивительный ЧЕЛОВЕК – новатор. Кстати, там, в институте и в
самом Краснодаре, Борис Григорьевич познакомил меня с удивительными людьми,
специалистами высочайшего уровня. Мы («Счётмаш») только что прошли государственные
испытания ПЭВМ «Истра-4816» и ставили её на производство. ЕРМОШЕНКО просил нас
оказать содействие в приобретении этой ПЭВМ. Встретились, он объяснил проблему.
По его инициативе в Краснодаре был организован Центр перинатальной диагностики по
оказанию помощи беременным женщинам, роженицам, родильницам, новорожденным
детям и гинекологическим больным. В СССР это был первый центр и это было революционным
событием. Используемые в то время во многих лечебных заведениях РФ биохимические
методы анализа крови, проводимые в лабораториях «вручную», уже тогда не удовлетворяли
намерениям Ермошенко по сплошной и регулярной диагностике состояния здоровья
пациенток края. По его намерениям необходимо было установить автоматизированные
системы анализа крови во всех крупных станицах края. И тем самым обеспечить сплошное
зондирование состояния здоровья населения.
Старая мини ЭВМ «Искра 226» уже не обеспечивала требования времени по объёму и
качеству статистической обработки полученных результатов. А тут ещё резкий всплеск
рождения в крае детей с правосторонним уродством конечностей. В Центре перинатальной
диагностики мне показали заспиртованные «образцы». Ужас, который я тогда испытал,
остался у меня на всю жизнь. Действовали быстро. Мы, разработчики, под впечатлением
увиденного и осознавая то, что такая трагедия может коснуться каждого из нас, с большим
рвением взялись за разработку этой аппаратуры. У меня было несколько чёрно-белых фото
заспиртованных младенцев. Показывал их всем. Женщин это шокировало, а нас мужиков
стимулировало к работе, хотя в СКБ и во всём ПО под действием т. н. перестройки
(акционирования и приватизации) уже вовсю был «разброд» и «шатание». К тому же ещё
и Чернобыльская катастрофа тоже требовала сплошного и повсеместного обследования
населения. И в основе принятия решения по этим проблемным вопросам, в том и в другом
случаях, был объективный анализ состояния крови населения. Обстановка требовала
крайне оперативного обследования не только беременных женщин, но и всего населения
края. Смутные догадки причин всплеска рождения таких детей с уродством были. Эти
причины увязывались с экологией. Однако достоверных доказательств не было. При этом
для Ермошенко важным в этой страшной для населения проблеме было то, что очень
сложно было диагностировать факт уродства плода в утробе матери. И в особенности
на ранних стадиях беременности.

    В основе принятия решения по этим проблемным вопросам, в том и в другом
случаях, была оценка общего состояния здоровья населения на основе полного,
объективного, очень тонкого и точного анализа состояния крови пациентов. Общая
постановка задачи сводилась к тому, чтобы на первом этапе в кратчайшие сроки на основе
ПЭВМ «Истра 4816» и лабораторных анализаторов (коагулографов Н334), адаптированных
под управляемую работу от ПЭВМ, создать автоматизированные рабочие места (АРМ).
Уговорили руководство «Счётмаша» и из первой установочной серии ПЭВМ для этих целей
было выделено 10 образцов машин. Мы разработали и установили в машины адаптеры,
обеспечивающие работу ПЭВМ с лабораторными коагулографами типа Н334, «выкинув»
из них всю аналоговую начинку и самописец, оставив только лишь механическую часть
– качалку и капсулы для размещения в ней образца крови.

Эти коагулографы были очень капризными, не точными, результаты анализа отражались
с помощью самописца на бумажной ленте.
Все необходимые характеристики врач специалист снимал с помощью линейки вручную
и записывал их на листочке, учитывая скорость движения бумаги. А в связи с тем, что
эта скорость существенно зависела от большого количества различных факторов, да ещё
к тому же аналоговые электронные элементы постоянно «плыли» от «качания» напряжения
и температуры, то и результаты анализа, тоже «плыли» уводя конечные результаты в зону
недопустимых и наоборот. Вот как выглядел листок с результатом такого анализа:



По анализу этой ленты врач специалист (гематолог) расшифровывал показатели и
устанавливал на основе своего умозаключения диагноз. Других приборов не было. А эти
распределялись между институтами МИНЗДРАВОМ по разнарядке. Для разработки
прикладного ПРО к этому АРМ Ермошенко подключил студентов и молодых программистов
из Краснодара. Как он с ними рассчитывался, откуда брал средства, мы не знаем. Объём
работы был проделан гигантский и это в условиях, когда страна разваливалась на глазах.
Мы же работали за свои кровные. В командировки в Краснодар мы ездили так. «Доставали»
(по великому блату) несколько бутылок водки или сахар и шли к поезду. Показывали
проводнику «натуру» и всё. Две бутылки водки или 5 кг сахара стоила эта поездка. Причём,
как правило, с постоянными приключениями. Билетов никогда не было. Купленный билет не
давал никакой гарантии на то, что ты будешь спать на какой-нибудь полке. Третья полка
– считай, что тебе повезло. А на обратном пути мы всегда ездили с билетами.
Как Ермошенко их «доставал», было известно только ему одному. В конце концов, образцы
были изготовлены. ЕРМОШЕНКО «раскидал» их по станицам. Провёл обучение специалистов,
которое изначально проходило с большими проблемами, поскольку пользователи смотрели
на это «чудо», как на инопланетный космический корабль, и начал набирать статистику,
а мы начали работать над ТЗ по созданию «АВТОМАТИЗИРОВАННОЙ СИСТЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
СВЁРТЫВАНИЯ КРОВИ (АСИСК) в рамках уже созданного малого предприятия «БИОЛОГИЧЕСКИ
АКТИВНЫЕ МЕДИЦИНСКИЕ ПРЕПАРАТЫ (БАМП)», основу материального благополучия и
достатка которого, по нашему (учредителей) замыслу, должно было составлять производство
и первичная переработка лекарственного растительного сырья и научно-исследовательские
разработки медицинской направленности. Решение об организации производства
лекарственных трав нам настоятельно советовали специалисты Кубанского НИИ
«Фитопатологии», где мы демонстрировали действующий образец АРМ специалистам
Кубанских медицинских учреждений, занимающихся вопросами исследования состояния
крови и вопросами переливания. Мы, создав своё предприятие, чётко осознавали, что для
того чтобы нам существовать на нашей профессии – разработчиков, необходимо вначале
организовать производство какой-то пользующейся спросом продукции, которая хоть
как-то нас кормила бы, да ещё как-то давала возможность вкладывать средства в новые
разработки, которые, как мы по наивности полагали, будут государством востребованы.
А в то время востребованной была только «жрачка», всё остальное – потом.

Ермошенко создал большую и подробную картотеку таких случаев и вёл наблюдения
за семьями и их родственниками. Для него было важным не только на раннем этапе
беременности с высокой степенью достоверности диагностировать физические отклонения
у плода, но и понять причину этого отклонения.
Кроме того, его интересовала проблема возможной передачи таких наследственных
признаков будущим поколениям. И вообще не было ясно, то ли это результаты
наследственные, то ли приобретённые.
В конечном итоге ЕРМОШЕНКО на основе набранного статистического материала вычислил,
что такие дети рождались от мужчин или от их (мужчин) детей, которые работали с
гербицидами для обработки рисовых полей. Позже решением ВОЗ эти гербициды были
запрещены к использованию. Позволю себе чуток напомнить молодым читателям обстановку
на производственных предприятиях страны того периода.

    Руководство завода бесконечно «трепало» обсуждениями законодательства
об акционировании и приватизации. «Счётмаш» был флагманом МИНПРИБОРА. Почти 12000
рабочих. Нам, пришедшим в «Счётмаш», с этим акционированием ничего не светило, т.к.
стаж наш на этом ПО был чуть более 3 лет. А нужно было минимум 9 лет. «Счётмаш» кормил
значительную часть большого города. А главное, строил и развивал город. За свои средства
завод построил и содержал двое яслей, три детских садика, школу. Два больших пионерских
лагеря. Дом отдыха для работников ПО. Курский драмтеатр в складчину строило несколько
заводов. Но основная нагрузка – «Счётмаш». За средства «Счётмаша» и хоз. способом была
построена трамвайная линия маршрута «ЖД вокзал – ГПЗ 20». Примерно 5 км.
Завод СЧПУ на 6000 рабочих мест был построен за федеральные деньги, а вот первая
котельная Северо-Западного микрорайона была полностью построена за счёт средств
завода и хоз. способом. На всех этих стройках по субботам и воскресеньям вкалывали мы ИТР.

Вернёмся к анализу крови. Эта часть многим будет мало (или вообще) не интересна.
Но я эту историю опишу подробно по двум причинам.

Во-первых, я обещал рассказать о том, как наше государство относится к прикладной
науке. Уточню – в моей оценке. Отвечаю сразу - точно так же, как к массовому бизнесу
(предпринимательству) вообще, полагая при этом, что т.н. «РЫНОК» сам по себе вытянет
всю (фундаментальную и прикладную) науку и позволит на этой основе развивать научно
– технический прогресс государства. Основываясь на этих постулатах и оглядываясь в
качестве примера на государства с развитой экономикой, власть РФ для стимулирования
и прогресса в науке ввела в систему научных изысканий и образования систему грантов,
выделив под них приличные деньги. А саму систему «раздачи» грантов отдала в «руки»
институтских чиновников, которые раздавали деньги под придуманные под себя темы,
большая часть которых была выполнена ещё в СССР, полностью перекрыв при этом доступ
к этим грантам настоящих рыночников. Примеров очень много.
В конечном итоге оказалось, что раздача грантов в институтах совершенно
бесполезная, а если сказать более открыто и честно - развратная в моральном
плане для системы образования и науки акция. Ничего кроме ненужной
бумажной макулатуры в виде никому не нужных отчетов страна не получила.
Разбазарили совершенно впустую десятки (а может быть и сотни) миллиардов
рублей. Все эти гранты и принцип их распределения - МАРАЗМ НЕСУСВЕТНЫЙ.

Навскидку, примерно % 80 выделенных средств на мелкие и не слишком крупные, (как бы
инновационные) работы очень быстро превратились в элитные авто, коттеджи, квартиры,
корпоративные застолья, семейные поездки на отдых, в экзотические места планеты и
пр. пр. пр. Современные кандидаты (особенно в вузах на периферии) – ещё один МАРАЗМ.
Научные советы институтов сами под себя придумывали темы работ, сами писали отчёты,
сами у себя их принимали. Выделенные под эти работы деньги «справедливо» распределяли.
Большим начальникам — больше, меньшим — меньше. Рядовым исполнителям грамоты и
благодарности. Но больше всех в этой эпопее выиграли работающие по этим темам студенты.
У них по льготному тарифу принимали зачёты.
Если вы задумаете что-либо сделать очень полезное для нашей необъятной Родины, говорю
вам, что это совершенно бесполезная, а точнее сказать, вредная для вашей семьи затея.
Делайте, только то, что можете сделать для себя или своей семьи. И в этом будет ваша
большая польза горячо любимой Родине. Объяснять не буду. Устал и не хочется трепать
нервы. Никому вы со своими идеями совершенно не нужны. А возможности реализовать
вашей идеи у вас нет и не будет. Если, всё-таки, под конец этой писанины, от которой
устал до бесконечности, соберусь и совладаю с напавшей на меня тоской, постараюсь
изложить несколько очень важных (по моему мнению) причин, по которым у вас
совершенно ничего не получится.

А во-вторых, для молодых читателей, для того, чтобы давать оценку тому времени,
в котором они (читатели) не были в дееспособном возрасте, они должны знать, какая
жизненная ситуация была в стране. Не буду останавливаться на ужасающих подробностях
перестроечного периода. Я думаю, что все те, кто пришёл тогда в сферу предпринимательства,
прошли один и тот же путь. Путь бесконечно чередующихся проблем, провалов, страданий,
разочарований и терпения. Ну, и промолчать не могу о том, что мы группа одержимых рвением
высокопрофессиональных специалистов с богатейшим созидательным опытом вознамерились
своим трудом создать для страны крайне необходимый продукт, наивно доверившись
обещаниям официальных лиц государства выделить для этого необходимые средства,
вложив в эту разработку не только свой титанический труд «сегодняшнего» дня, но и
накопленные многолетним трудом средства своих семей, которые в течение нескольких
месяцев исчезли под мощнейшими инфляционными процессами.
Для нас и наших семей этот шаг (в моральном и экономическом плане)
обернулся катастрофой.


Никто нам ни одной копейки не возвратил. А приобретённый жизненный
опыт на этой ситуации показал неразрешимую дилемму:
ВЕРИТЬ - НИКОМУ НЕЛЬЗЯ, и НЕ ВЕРИТЬ НИКОМУ - НЕЛЬЗЯ.


Существенную помощь оказал нам один из идеологов ПЭВМ «Истра 4816», поставив
нам несколько простеньких PC/ХТ. На них мы и собирали наши АСИСК.

    В конечном итоге мы разработали и изготовили 5 образцов. Два запустили
и они великолепно работали. А три где-то до сих пор в ящиках валяются. Самой большой
проблемой в изготовлении была - металлоконструкция. Своего опытного производства
не было. Делали где попало. Рассчитывались тоже, чем попало. Отобранные от семей и
вложенные в разработку деньги быстро «сгорели». Поэтому рассчитывались – натурой.
Арендовали крупорушку и перерабатывали на ней выращенную нами гречиху.
Рассчитывались гречкой, мёдом, мукой, сахаром, водкой, услугами. Развозили по дачам
навоз, ибо терриконы из него были повсюду. Пахали огороды и дачные участки. Сами на
брошенных землях сажали картошку. Организовали самодельную мельницу и мололи
перемешанные зерноотходы и развозили их по деревням. Если иногда была необходимость
привлечь дополнительно наёмных рабочих - рассчитывались также. Себе ничего не платили.
Думали, что вот как только – так сразу и ….! Отношения в семьях у всех были – хуже, чем
«напряжённые». Порою из-за безденежья и постоянных скандалов по этой причине, домой
не хотелось идти. А тут опять, решили на личные сбережения закупить на Украине пчёл.
И в связи с этим, начиная с февраля и до конца апреля, делали ульи. Сами «двуручными»
валили тополя, осину и липу по оврагам. По пояс в мокром снегу. Разрешение на рубку по
оврагам получили в лесхозе в обмен на собранные сосновые шишки, собирая их по сосновым
посадкам весной и тоже по пояс в мокром снегу. Пилили на заброшенной пилораме одного
колхоза доски. Предварительно восстановив её и трактор без кабины. На этом тракторе по
снегу таскали брёвна к пилораме. Работали на износ. От усталости, двое, на ДОС обрубили
и повредили себе по нескольку фалангов пальцев. В одной из поездок в командировку
попали в жуткую аварию. Личную машину одного из моих товарищей разбили в дрызг.
Восстановлению не подлежала. А сам хозяин целый месяц пролежал в реанимации и потом
пол года на больничной койке. Подобных историй можно привести несколько.

Работу не бросали. Была несокрушимая вера в свои силы и непременное достижение цели.
По этому случаю (пчелиному) вот сейчас вспомнил ещё одну эпопею. Пчелиный яд.
Прочли где-то, что вот в Германии большим спросом пользуется этот яд.
И стоит он аж 222 $ США за 1(один) грамм!
Посчитали. Это если собрать ХОТЯ-БЫ 1 кг то получится – $222000. Вот это да! - думаем.
О-го-го – «скока»! На этих «расчётах» наше ТЭО и закончилось. Побросали всё,
сконструировали и за зиму изготовили 20 штук ядоотборников.





Изучили теорию ядоотбора, разработали и изготовили мощный многорежимный генератор
электрических сигналов – «электростимулятор».
Нарезали и отшлифовали приёмные стёкла. Изготовили для них (стёкол) герметические
магазины и специальные гермозоны для снятия яда со стёкол. Закупили эксикаторы и
силикагель для сушки яда. Пчёлы у нас были сильными. В начале августа начали дойку.
Это была ещё та - «коррида». Вечером расставляли по верхним магазинам ядоотборники.
В 2 часа ночи включали электростимулятор. Он по определённой программе сам включался,
переходил из одного режима в другой. Сам делал паузы. И сам выключался. Перед
рассветом снимали ядоотборники. Днём пчёлы работали. Однажды руководитель этой
программы со своим разработчиком из-за хронического недосыпа и общей усталости
проспали. И жутко были за это наказаны. Устали. Желание пропало. Но 580 граммов
чистейшего яда у нас было. Через своих друзей в Молдавии через Польшу и далее
передали образец на анализ.

Швейцария (почему-то?) сделала анализ и прислала нам заключение. Целую тетрадь!
Вывод – «Высшая проба». Начали работать на покупателя через своих знакомых.
Я настаивал через официальные каналы. Ребята не послушались.
Эта эпопея закончилась, как и все остальные – ничем.

Но работу по АСИСК «тянули» из последних жил. И она у нас удалась. Я постоянно
находился на связи с властями различного ранга по решению вопроса финансирования.
А его финансирования как не было, так и нет.


Мы этих ТЭО и ТЗ разработали, наверное, штук двадцать. И для министерств, и просто
для начальников. Каждый считал необходимым сделать замечания. Если бы по существу!!!
Ермошенко показал разработку и полученные результаты исследований Московским
институтам гематологии. Все кричали – СРОЧНО НАДО! А денег в стране не было.

Ниже фото общего вида и изнутри компьютерного коагулометрического гемоанализатора,
разработанного и изготовленного нами в рамках проводимых инициативных работ:







к ПЭВМ «Истра 4816» одновременно можно было подключать 2 таких
коагулографа, т.е. вести одновременно исследование крови 16 пациентов. Или 16 анализов
одной пробы крови с различными реагентами. Однако для такой перспективы необходимо
было разработать соответствующее программное обеспечение. А к тем ПЭВМ, которые мы
получили в подарок, можно было подключить только по одному коагулографу, т.к. в них
не было места для установки соответствующих адаптеров.

Здесь каждая термостатированная камера автономна.



    Вообще, наш конструктор, который разрабатывал конструкторскую
документацию на коагулограф (он тоже из «ПЕНТАГОНА»), как говорят – «от Бога».
По моей оценке аппарат получился, с точки зрения практического использования
– идеальным. Хотя значительно позже зарубежные эксперты, в своих заключениях
по экспертизе, давая высочайшую оценку функциональным возможностям разработки
в целом, настаивали на доработке дизайна.

    В каждой камере установлены датчики температуры и нагревательные
элементы, постоянно обеспечивающие рабочую температуру 370C с точностью 0,1
градуса. После установки ячейки с каплей крови в зажим, оператор закрывает дверку
камеры, механизм сам устанавливает ячейку в исходное состояние и начинает
осуществлять колебательный процесс ячейки по определённой траектории, а
электроника с высокой частотой производила оцифровку параметров процесса
образования сгустка крови по всем 8-ми каналам, программное обеспечение принимало
и обрабатывало эти данные, строя характеристики процесса коагуляции каждой пробы,
определяя момент окончания процесса в ячейке и сообщая оператору, что канал
освободился для размещения новой пробы крови. На крышке камеры вместо зелёного
света высвечивается красный. Процесс анализа закончился. Искусственный интеллект,
реализуемый программным обеспечением, обрабатывает результаты, выдаёт обобщающий
диагноз и заносит в файл (историю болезни) исследуемого пациента все результаты
анализа и диаграмму. Таким образом, если считать, что длительность процесса анализа
свертывающей системы крови занимает приблизительно около 20 минут, то через каждые
2,5 минуты система высвобождалась для приема нового анализа, что по времени было
достаточно, чтобы зарегистрировать следующего пациента (ввести его данные или найти
его в базе данных) и произвести манипуляции по забору крови. В теории, за 8 часов
работы одного оператора возможно обследование (с получением готовых результатов
и предварительным диагнозом) более 190 человек!

Ниже представлены ссылки различных результатов анализа (с экрана монитора) с общей
графической диаграммой, характеризующей состояние крови пациента и конкретными
характеристиками крови, принятыми в гематологии (мнемоника, со значениями - внизу)
и общим диагнозом (выводом), «сделанным» самой машиной (программой).



По этим диаграммам врач-специалист, не вдаваясь в конкретные показатели, по внешнему
виду диаграммы мгновенно определяет характерные особенности состояния здоровья пациента.
А потом уже анализирует конкретные показатели, делает выводы и назначает лечение.

«Внутренности» нашего коагулографа:



Читатель, извините меня за скверные фото. Хорошо, что нашёл эти. Как ещё они уцелели?!
Если бы вы только знали, сколько документов и фото по этой теме я сжёг! Все Европейские
фирмы, к кому мы после разработки «АСИСК» из-за отсутствия средств на производство
обращались с просьбой подсоединиться к организации производства этой разработки со
своими средствами, давали высокую оценку уровню разработки, но при этом настоятельно
рекомендовали нам поработать над дизайном. Ну, вот эта, например:



Выделю её тем, что эта структура (представительство) нам настойчиво предлагала закупать
для целей обследования территорий с населением, которое было «поражено» Чернобыльским
следом, коагулографы фирмы Amelung. Эта фирма (представительство) в СНГ по сути своей
занималась рекламой и торговлей изделиями медицинской направленности. Вообще на тот
период (это почти 30 лет назад!) на Западе такой метод диагностики состояния здоровья
уже был признан и начал активно развиваться. Лидером в этом сегменте диагностики
была Австрийская фирма AMELUNG. Их 4-х канальный COAGULOMETR KC 10A
(самая настоящая фигня) стоила более $40000 США.



Распечатка результата с общей оценочной характеристикой
и никакой конкретики. И его стоимость.



    А у нас в России, как всегда. Всё должно быть многовекторного назначения.
Точно так, как лом, лопата, кувалда, кирка. Так и в нашем случае, когда согласовывали
технические требования с различными министерствами, НИИ, профсоюзами, станцией
переливания крови, с родильными домами, больницами, пожарниками, МЧС (тогда они ещё
были в структуре «ГОСКОМЧЕРНОБЫЛя»), армией – это был какой-то кошмар. Например,
МЧС требовал, чтобы этот «приборчик» (так они его себе представляли) должен иметь
автономное питание, ездить в УАЗике по болотам, вырубкам и гарям Брянских лесов. И
работать в мороз и жару. Когда я одному такому чиновнику (глумившемуся надо мной целый
месяц) в администрации сказал, что компьютер в таких условиях работать не будет. Он мне
в ответ: «А мне по х… ТВОЁ мнение, МЫ ТЕБЕ ЗА ЭТО ДЕНЬГИ ДАЁМ». Эти слова, (особенно
-ТЕБЕ и ДАЁМ) для меня были последними, которые я тогда запомнил. Почти – посадили.
Слава Богу, когда есть настоящие друзья. Причём никого я ни о чём не просил. Позже, я
своим решением «выкинул» полностью один титульный лист со всеми этими согласующими.
Их нам рекомендовали столичные чиновники. Оставил тех, кто в этом соображал, и тех,
кто действительно имел отношение к этой разработке, проявил интерес и хлопотал о
ней и страдал (хотя бы морально) вместе с нами.

Ниже представлены сканы листов одной из последних версий ТЭО
на пятом году наших мытарств с этой темой!
Перед натурными испытаниями в областной клинической больнице Курска.
А это уже был, аж 1995 год!





В 1993 году в администрации области «ГОСКОМЧЕРНОБЫЛЬ» ( в лице заместителя
Председателя «ГОСКОМЧЕРНОБЫЛя» России Сорокина В.С.) провёл по этой теме
совещание, на котором присутствовали почти все руководители Курских предприятий,
выпускающих наукоёмкую электронную технику, и руководители медицинских учреждений.
Заслушали моё сообщение, выслушали мнение специалистов медиков, а потом и мнение
всех руководителей относительно того, как можно оперативно организовать производство.
Сорокин попросил для принятия окончательного решения о выпуске представить ему
официальные письма предприятий с намерениями по выпуску этой продукции. А меня
попросил написать письмо, сколько надо средств, чтобы провести такие испытания.
При этом предупредил: «Много не проси, бесполезно. Денег в казне нет».
Такие письма были написаны.





А вот ниже представлю вам уникальный документ - сканы листов из руководства
пользователя (см. ссылки с № 28 по 36) на макетные образцы, которые были установлены
по станицам Кубани. Вот почитал, вспомнил нашу историю по этой теме и скажу вам вот о
чём: о пронзившей меня ужасной мысли, что таких специалистов как ЕРМОШЕНКО Б.Г.,
который в то далёкое время вместе со студентами программистами Кубанских институтов
разрабатывали эту инструкцию в РФ сейчас НЕ НАЙДЁШЬ!

Ниже представлю сканы полной версии этого руководства пользователя на
МАКЕТНЫЕ ОБРАЗЦЫ КОМПЬЮТЕРНОГО КОАГУЛОГРАФА:









Удивительно лаконично и понятно всё изложено.

Ниже представлены некоторые документы, которые я написал по просьбе одного очень
уважаемого человека после нашей встречи в Ленинграде. В Ленинграде у нас было две
поездки с демонстрациями нашей разработки. Одна (первая), была проведена ещё
раньше по инициативе руководства области и крупного Курского производственного
предприятия ПО «Счётмаш» вознамерившегося, после совещания, проводимого
руководством ГОСКОМЧЕРНОБЫЛЯ в администрации области (о котором я уже писал выше),
организовать такое производство. Вот они и договорились с головным НИИ ГПК в Ленинграде
(только что ставшим г. С.-Петербургом) показать им действующий образец. В Ленинград
ездила группа с руководителем темы и работ, возглавляемая ЖИНКИНЫМ А. В.

Вот копия сдержанного отзыва весьма уважаемых           А это ответ на их же (Счётмаша)
у нас в странеи за рубежом специалистов по крови         запрос в Краснодар:
(того времени) этого НИИ:



Они (специалисты института) были просто в шоке. Как так, согласно утверждённого
Минздравом регламента, лаборант (врач гематолог) за смену (8 часов) может сделать
(биохимическим методом вручную) только лишь два (от силы - три анализа) и описать
результаты этого анализа. А тут какая-то железяка, изготовленная какими-то мужиками
(челядь, хамы из Курска) под руководством какого-то гинеколога из Краснодара, не
спрашивая мнения бесконечно уважаемых в стране Д.М.Н., делает за смену 200 полных
анализов крови, сама без вмешательства со стороны регистрирует результаты этого
анализа в историю болезни пациента, так ещё и делает выводы, не спросив их мнения.
А под конец ещё (безапелляционно) даёт заключение по результатам этого анализа.


    Вторая же поездка была организована так. Мы уже потеряли всякие
надежды на то, что это кому-то будет надо. Полный комплект конструкторской
документации и один действующий образец передали на завод Маяк в Курске
для организации производства. У него (Маяка), тем более денег не было.
Переругались. Меня мои коллеги обвинили в неспособности выбивать деньги.
Ребята ушли, кто в банки, кто возвратился в «ПЕНТАГОН». Я остался один с пчёлами
и сельским хозяйством, которое в то время тоже никому не нужно было вообще.

    И вдруг, звонок от Главы администрации области, Шутеева В.И.
Он, в своё время (когда был ген. директором) увлёк меня из «ПЕНТАГОНА» на
«Счётмаш». Потом мы несколько раз ездили в Югославию, когда организовывали
там производство ПЭВМ «Истра 4816». Он единственный, кто в то время, имея
гигантский опыт по созданию и руководству крупнейшим в стране производственным
объединением, знал цену наукоёмким разработкам, и при полном отсутствии в стране
денег, как мог, помогал нашей разработке.

«Зайди». «Звонили из «ГОСКОМЧЕРНОБЫЛя», срочно вези разработку в Ленинград.
Там министр здравоохранения хочет эту разработку посмотреть». А для меня всё это
уже так обрыдло, что вообще ничего не хотелось. Да и как это срочно всё организовать,
чтобы там, вживую на конкретной крови всё продемонстрировать. И кто это будет всё
профессионально рассказывать и демонстрировать. И куда в Ленинград? На Дворцовую
площадь? Позвонил Ермошенко. Не могу! Но зато всё разузнал. Объяснил, где, как и куда.

Приехали группой, «взяв» со станции переливания крови медсестру с необходимыми
«приспособами» для отбора крови. Прождали почти два дня. Изматерился весь. Начали
собираться на вокзал. Наконец, приехали с сопровождением двое официальных лиц.
Министра не было. В те времена Министерство здравоохранения бесконечно трепало
сменой названий и сменой руководителей. Буквально чуть ли не каждый год менялось
название и менялись министры.

Пожилой представился: ПОКРОВСКИЙ Валентин Иванович. Второго не запомнил.
Он из какого-то НИИ по крови. А Покровский, как после выяснилось – Президент Российской
академии медицинских наук. И когда-то был главным эпидемиологом страны. Позже подъехал
ещё кто-то из их «круга». Не представлялся. Но вёл себя с Покровским — по панибратски.
Называл его хоть и по имени отчеству, но на ты. При этом, показывал некоторые элементы
знаний об этом коагулографе, из чего я предположил, что он, наверное, был из головного
НИИ гематологии, где раньше наши сотрудники уже этот коагулограф демонстрировали. Мне
понравилось то внимание, и дотошность, с которым они отнеслись к нашей работе. Хорошо,
что мы взяли инструкции пользователям, которые были разработаны под непосредственным
руководством Ермошенко. Кровь брали у всех подряд. В том числе и у них. Рассматривали
распечатки. Обсуждали на своём языке все тонкости. Очень высоко оценили возможность
просматривать динамику результатов лечебного процесса. «Трепались» около трёх часов.

Под самый конец Покровский задал мне вопрос. В каком состоянии находится документация
и подготовка к производству, что нужно сделать, чтобы ускорить начало производства?

И вот тут я всё откровенно и высказал. Говорил я беззлобно. Слушали внимательно.
Тут мы и узнали, что на организацию изготовления опытных образцов и проведения
испытаний деньги ГОСКОМЧЕРНОБЫЛЕМ для нас были выделены.


Поскольку, якобы напрямую коммерческим структурам бюджетные деньги перечислять
запрещалось, то они были направлены в Курский «облздрав» с указанием их назначения.
А «облздрав» направил их по своему назначению. А на наши запросы всё время нагло
врали, что никаких денег НА ВАШ КОАГУЛОГРАФ не поступало. Вот тогда Покровский
меня и попросил кратко описать состояние дел. На что я мужицким жаргоном заявил, что
я уже «замудохался» всё это описывать. Ну, изложи обычным языком, в виде – формуляра.

Покровский твёрдо заявил, деньги будут. И действительно в областное управление финансов
пришла бумага из МИНФИНА, что конкретно ООО «БАМП» таким-то постановлением для таких-то
целей выделено 930 млн. руб. И закрутилось. Но оказалось напрасно крутилось.
Крутились бумаги, но не деньги.

На этом эта эпопея так и закончилась. Нет, нет, нет! Забыл, не закончилась. В те времена
деньги ГОСДУМА (партийные кланы) делила вживую под свои программы.

    У меня такое впечатление, что их (деньги) «прям» сидя за столом мешками и
делили. Короче говоря - прискакали как-то молодцы (чьи-то помощники депутатов из
какой-то партии) выдернули меня с полей. И уговаривали написать «какое-нибудь»
ТЭО по этим АРМ. Клялись вложиться в разработку. Поскольку исходного материала
было очень много я в первый раз всё написал за ночь!

Ночевали эти хлопцы в офисе на полу. Сожрали всё, что было в холодильнике. За что я
их больше всего и возненавидел. И до следующего года я их не видел. На другой год
всё повторилось. Объяснили, мол тема никого не заинтересовала, так как запрашиваемая
сумма ничтожно мала. Интереса нет. Увеличь необходимый объём финансирования на
порядок.

Послал, и очень далеко. Вот теперь ВСЁ. А..а..а, нет, опять не всё.
Вот, вам теперь пишу. Теперь, наверное, уж точно последний раз.

    Прошло 20 лет. Страна села на нефтегазовую иглу, в смысле нефтегазовые
доллары начали поступать в страну, чтобы хоть как-то её кормить. А технический уровень
разработок средств измерения этих газовых потоков, за которые нашей любимой, но уже
полностью развалившейся Родине мир платил эти доллары, был настолько допотопный, а
уровень доходности граждан РФ настолько контрастен, что руководство страны совместно
с руководством газовых хозяйств всех уровней страны были единодушны в том, что лучше
всего вообще никак не надо осуществлять измерения расходов объёмов газа, а установить
единый тариф потребления газа на всю Россию, рассчитать средний объём потребления газа
на душу населения, а с учётом социального статуса определённых категорий граждан
потребителей газа ввести понижающие коэффициенты по оплате на определённый период
времени. А выпадающие ДОХОДЫ !!! (НЕ ПРИБЫЛЬ ИЛИ УБЫТКИ, а ДОХОДЫ) добывающих
и поставляющих газ и эл.энергию компаний переложили на сельское хозяйство.

Сейчас, например учителя, медики, пенсионеры, ветераны труда, милиция, проживающие
на селе, вообще ничего не платят за газ и эл. энергию. А мы (сельскохозяйственное
МИКРОпредприятие) платим за эл. энергию 10 руб/кВт.






    (С) Навозенко Григорий Никитович 2021 г.


-----
WEB: http://www.tis.kz ICQ: 345-005-908 Mail: ak_kislov@mail.ru Fido: 2:5083/1 Radio: UN7GKQ
 
 Top
Сказали спасибо:
Andrey_Ak
Отправлено: 18 Марта, 2021 - 05:45:16
Post Id



Администратор
Crazy Коллекционер


Покинул форум
Сообщений всего: 470
Дата рег-ции: Дек. 2011  
Откуда: Almaty, KZ
Репутация: 0
Карма 0



Сказал спасибо: 2
Поблагодарли: 16

Лично от себя, хочу выразить признательность тов. Григорию Никитовичу
за столь большой труд по написанию выше выложенной огромной статье,
а так-же за его вклад в разработку ПЭВМ Истра 4816 да и не только...

И отдельно выражаю огромную благодарность за присланные мне
материалы по ПЭВМ Истра 4816 (Документацию, схемы, фотографии)...

Отсканировал статьи из присланного журнала "Мир ПК 2'90":
http://tis.kz/docs/ISTRA/MirPK_2-90_Istra.pdf
И присланные фотографии:
http://tis.kz/photos/istra/scan_photos_istra.rar


И так-же позволю себе выложить часть ответов тов. Григория Никитовича из нашей переписки:

14.10.2020
К великому сожалению у меня и моих коллег работающих над созданием этой машины
ничего кроме воспоминаний по нашей совместной работе не осталось.
А ещё раньше, по случаю 30-летия нашей совместной работы над этой машиной созвонились,
списались, соорганизовались и встретились. И хотя мы все очень постарели, встреча была
очень радостной и эмоциональной.
Под впечатлением этой встречи я на просьбу коллег пообещал написать всю историю связанную
с решениями руководства страны по её созданию и историей и процессом самой разработки.


На нашей встрече, о которой я писал выше, мне сообщили о существовании сайта на котором
Вы выложили некоторые материалы государственных испытаний нашей машины.
К стати, статья «Не формальная история ...» написанная Эдуардом Прайдаковым якобы как
в режиме интервью — на самом деле написана — виртуально. Никакого интервью не было.
Там очень много обидной для нас разработчиков и ложной информации. Об этом я в своей
большой статье об истории создания этой машины пишу. С Кнеллером Э.Г. я в исключительно
дружественных отношения, и многократно ему высказывал эту несправедливость Э.Г. заверял
меня что он говорил Прайдакову чтобы тот исправил всё в том числе и в Википедии тоже.


03.11.2020
Меня тут нет. Тут я за фотоаппаратом.
А с правой стороны в галстуке — Кнеллер Э. Г.
Тут собрались небольшая часть Зав. секторов и ведущих специалистов отдела.



27.02.2021
Навряд-ли будет много читателей и тем более отзывов и уж тем более обсуждений.
А нам бы авторам хотелось бы понять, насколько и как народ оценивает своё (или - наше) прошлое?




-----
WEB: http://www.tis.kz ICQ: 345-005-908 Mail: ak_kislov@mail.ru Fido: 2:5083/1 Radio: UN7GKQ
 
 Top
Сказали спасибо:
dk_spb
Отправлено: 18 Марта, 2021 - 11:45:40
Post Id



Пользователь
Гость


Покинул форум
Сообщений всего: 19
Дата рег-ции: Дек. 2011  
Репутация: 0
Карма 0



Сказал спасибо: 0
Поблагодарли: 0

Надеюсь Григорий Никитович меня простит за прямоту.
Машинка была и правда очень интересной, года для 1983-1985. И меня в этой истории больше всего поражает то как её вообще протащили, не иначе как "молитвами" академика Иосифьяна: практически мёртвый проект (если верить Григорию Никитовичу в принципе не работающий в момент передачи на производство) передали для производства на ПО Счётмаш. При этом, чтобы не дай Бог никто не увидел конкуренции с Минском (а это не только основная любовь МРП по персоналкам, но и, на секундочку, специальное совместное постановление ЦК и СМ, аж с секретной частью по построению спец. завода на 1 млн штук ПК в год) и с другими "флагманами" МРП в виде Искры-1030, все это протащили через ГосКомПечать под видом АРМ-Р. Вот это истинное аппаратное мастерство ;-)
Но вот честно, как на духу: кому нужна была такая машина в 1988 и, тем более, в 1989 году? Да, как какая-то отдельная платформа под Unix - может быть. Или под какие-то конкретные задачи типа АРМ-Р. Особенно если нет возможности решить вопрос с нехваткой периферийных чипов. Но основной массовой потребностью тогда была аппаратно (!) совместимая с PC XT машинка.
А тут и "дедушка" 8080 зачем-то притянут, и с софтом как-то, мягко говоря, не очень (а совместимость-то с XT, мягко говоря, ограниченная). Я вот даже не уверен что было какое-то тестовое ПО для тестирования аппаратной части этой машинки.
Вот то что платформа (форм-фактор) вышел интересный, это да. И жаль что Искра-3104 появилась так поздно и так мало. По сравнению с 1030 и 1031 это был явный прогресс. Хотя в то время уже были такие проекты (та же XTшка ЕС7978). Ну и, всё-таки, всё шло к унификации, даже Смоленск сделал Искру-Турбо86М (ТурбоXT) - уже физически совместимую с IBM PC XT по платам.

А дальше всё как всегда: она стала и истровским товарищам не нужна за давностию лет, и заводу уже не особо, так как вокруг всё очень быстро развивалось. И теперь все высказываются в ключе "мы были круты, но вокруг были одни враги". Даже не всегда иносказательно :-(
Это не отменяет крутости ни создателей идеи, ни тех кто довел идею до реального железа и до производства. Лишь подчёркивает реалии того времени.
Надеюсь никого не обидел

(Отредактировано автором: 18 Марта, 2021 - 11:47:47)

 
 Top
Сказали спасибо:
dk_spb
Отправлено: 18 Марта, 2021 - 12:25:16
Post Id



Пользователь
Гость


Покинул форум
Сообщений всего: 19
Дата рег-ции: Дек. 2011  
Репутация: 0
Карма 0



Сказал спасибо: 0
Поблагодарли: 0

Andrey_Ak пишет:
Основные проблемы для производства таких машин мы видели в ограничительных
требованиях к массе машины (не более 12 кг) и энергопотреблении (не более 100 Вт).

И еще хотел уточнить.
Вот под рукой фото шильдика (свои машинки лень доставать): 4816.03, выпуск май 1991 года. 220В 0.8А. Вроде это больше 100 Вт?
Да и по массе, врать не буду, но мне казалось что 4816 никак не меньше 12 кг....
 
 Top
Сказали спасибо:
Andrei88
Отправлено: 19 Марта, 2021 - 17:45:31
Post Id



Пользователь
Прохожий


Покинул форум
Сообщений всего: 1
Дата рег-ции: Март 2021  
Репутация: 0
Карма 0



Сказал спасибо: 0
Поблагодарли: 0

Спасибо огромное за такой подробный рассказ!
Прошу прощения, что спрашиваю, не по Истре, но:
Григорий Никитович, вы знакомы с теми, кто на "Счетмаше" занимался принтерами? Просто есть несколько вопросов:
1. Есть аппарат "Искра.02" с логотипом "Счетмаша" - хотелось бы знать, для каких целей он был разработан? Просто достаточно хитрый механизм подачи бумаги (или чего-то еще) и четырехрядный разъем для подключения к компьютеру (у СМ6337 три ряда :-))
2. Схемы принтера УПЗ (делался, как я понял, на многих заводах, в том числе и в Курске) были только на заводах или же передавались кому-то еще? Сервисным центрам, например?
Если еще осталась связь с людьми, которые причастны к этим машинам (а то и к другим печатающим, о которых даже неизвестно) и эти люди готовы будут ответить на вопросы, буду очень признателен!
С уважением
Шаронов Андрей
 
 Top
Сказали спасибо:
dk_spb
Отправлено: 22 Марта, 2021 - 11:17:25
Post Id



Пользователь
Гость


Покинул форум
Сообщений всего: 19
Дата рег-ции: Дек. 2011  
Репутация: 0
Карма 0



Сказал спасибо: 0
Поблагодарли: 0

Тогда и я спрошу не по теме:
Григорий Никитович, а адаптация разработки эстонских товарищей (Искра-1080) для производства в Курске не при Вашем участии делалась?
Знаете ли подробности? Хотя бы выпускались ли 1081-1084? Или только 1080?
 
 Top
Сказали спасибо:
Страниц (1): [1]
Сейчас эту тему просматривают: 1 (гостей: 1, зарегистрированных: 0)
« Истра 4816 »


Все гости форума могут просматривать этот раздел.
Только зарегистрированные пользователи могут создавать новые темы в этом разделе.
Только зарегистрированные пользователи могут отвечать на сообщения в этом разделе.
 





Вернуться на главную << Вернуться назад



(C) Andrey Kislov 2011 Mail admin@tis.kz ICQ 345-005-908 Fido 2:5083/1




Powered by ExBB FM 1.0 RC1